• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: жестокая порна (список заголовков)
15:50 

Эротика в фанфиках по "Бедной Насте"

Люблю стеб!
Дорогие друзья! Нашему сообществу исполнился год! От всей души дарю вам эту подборку!

Эротика в фанфиках по «Бедной Насте» (Нервных просим удалиться!)

Сегодня предлагаю вашему внимание подборку цитат на тему «Как миушницы пишут про секас». Как известно, на г-нофорумце профессионалами по части описания ебли считаются Рондуся и Насекомое, последняя даже написала диссер про эротический эсмос, правда, мы так и не знаем, защитила ли она его. На страницах нашего дневника не раз приводились цитаты Рондули и Скорпиоши, в которых они поучают йуных аффтаров, не умеющий «правильно» описывать секас. Почитаем же, как корифеи коне- и собакотраха пишут про ЭТО.

Итак, перед началом секаса описывается прелюдия, те самые дерзкие ласки, во время которых муж хватает за сиську свою жену. Только иногда любовные игры почему-то напоминают фильмы про расчлененку или глюки наркомана:
• «Пальцы сплетались, играли, убегали и догоняли, и ободренный барон перебрался поближе и стал ловить ловкие девичьи пальчики губами».
(Барон-то наркоман, нажрался ЛСД и побежали пальчики по стенам! И толпами, толпами! Отметьте авторских ход "ловить ловкие", фикалица думает, что эти слова - однокоренные с английским love, поэтому и сует их в текст для придания атмосферы миушности)

И просто дерзские ласки:
• «Она не сразу заметила, как мужчина осторожно потянул вверх подол сорочки, очнулась только от ласкового прикосновения теплых пальцев к ягодицам.»
(А вот если бы он прикоснулся к жопе ледяной рукой, ууу…вот это была бы дерзкая ласка!)
• «Жадный его рот втягивал то один сосок, то другой, от этих ласк она теряла себя, и перед глазами мелькали радужные брызги»
(Если радужные брызги пред глазами поплыли, то ноль-три надо немедля срочным делом вызывать!)

Но иногда непроизвольные процессы в организме мешают проведению Дерзких Ласк:
• «Владимир поцеловал каждый пальчик на маленьких ножках своей госпожи, Анна выдержала недолго. Ножка непроизвольно дернулась, не даваясь ласке». (Хорошо, что непроизвольного мочеиспускания не случилось!)

Иногда, к счастью главного героя, секаса удается избежать:
• «Кто еще, обвенчавшись с любимой и давно желанной девушкой, будет просто спать с ней рядом. Сказать кому – не поверят.»
(Герой так уморил девушку подсчетом лепестков и вопросами «любишь-не любишь», что девушка заснула. И это в первую ночь любви!)

Часто у героя-любовника случается преждевременная эякуляция:
• «Владимир едва не охнул от ласковых прикосновений нежных ладоней и… такого конфуза с ним не случалось никогда. Даже в тот раз, когда он стал мужчиной, он вполне контролировал себя».

Но девственница-героиня (19 век) не теряется, сказывается опыт тренировки на быках и конях – потянуть, растянуть и т.д. Каждая уважающая себя девственница в 19 веке обязана уметь делать это:
• «Анна же словно этого и ждала. Она будто бы не заметила его растерянности, использовав простыню в качестве полотенца, она снова прижалась к нему».

Но иногда все-таки удается и потр*хаться:
• «Не прекращая целовать Анну, он сделал то, что запланировал, разглядывая картинки» (Тр*хнул телку, не отрываясь от просмотра журнала «Плэйбой»? Какой мачо!)
• «Владимир не мог больше сдерживаться ни секунды, женщина буквально свела его с ума. Казалось, вся кровь отлила к низу живота, питая твердость детородного органа, который безжалостно вонзился в женское лоно. Владимир замер, частично щадя женщину, а частично оттого, что сам он находился на пике наслаждения, исторгая семя.»
• «- Как же ты изводишь меня… - прохрипел Владимир и, не прекращая грубых, безумных толчков, впился поцелуем в приоткрывшиеся алые губки любовницы.» (Какая жестокая порна!)

Любимая поза фикалиц – ножки обвивающие мужские бедра, а иногда и мужскую талию. Эта деталь секаса красной линией идет из фика в фик. Фикалицы всегда уточняют, что ножки обвивают именно мужские бедра. (А то убогий читатель не догадается)
• «Анна сама обняла его, обхватила руками и ногами, отдавая всю себя в сладкий миг торжества». (Да, если, не смотря ни на что, долгожданный секас все-таки случился, то впору открывать шампанское и бить в колокола! Торжество пришло!)
• «Я опять забуду собственное имя, требовательно прижимая тебя к кровати, заставляя еще сильнее обхватить ножками мои бедра, и снова, протяжно выдыхая моё имя, ты примешь мою любовь». (Покажите мне мужика, который свои эротические мечты излагает так, как главный герой фикусь: «Я хочу, чтобы ты обвила меня своими ноффффками, прижала своими руффффками, целовала своими гупками, трясла своими грутками». Бугага. У мужиков все мечты проще – пожрать, в койку и трахаццо. Запомни, это, фикалка)
• «Тонкие пальцы скользнули по плечам, по затылку, теряясь в густых волосах, стройные ножки обвили мужские бедра, не желая отпускать, и вся она раскрылась навстречу новым ласкам, словно влажная душистая лилия раскрывается поутру, впитывая солнце через прозрачную росу на лепестках».

Во время секаса герои издают странные звуки: мяукают, рычат, мурлычат, - зооферма, а не ложе любви!
• «Барон приоткрыл глаза и непонимающе-недовольно муркнул»
• «Анна мурлыкнула, лизнув любовника в подбородок»
• «- Аня! - почти зарычал он»
• «Владимир зарычал, когда острые зубки прокусили его нижнюю губу, заставив отдернуть голову. В отместку он впился грубым поцелуем в белоснежную шейку девушки, невзирая на ее отчаянные попытки вырваться» (Суровое спаривание в пампасах с прокушенными губами и диким рычанием.)

Бедные мужчины, они даже и не подозревают, что у них в штанах, а между тем миушницы совершают новые анатомические и физиологические открытия! Достается так же и анатомическому строению женщины. И вообще сам процесс так описан, что похож на нечто среднее между «Война Миров», «Чужие» и парковкой сваезабивающей техники.

• «- Знатная дубинка? – переспросил другой голос.
- Еще какая знатная! Отродясь такой не видала. Прямо таки жеребячье хозяйство» (Что за мечты у фикалиц, то им дубинку подавай, то жеребячье то самое, то ваще - овчарку)
• «Она не сразу поняла, что именно так властно-требовательно упёрлось ей в бедро». (Она не ожидала, что вместо привычного органа там будет и-го-го)
• «Она скосила глаза вниз и тут же зажмурилась, под брюками у молодого человека скрывалось нечто внушительное» (Бейсбольная бита, чтоле?)
• «Нежная ручка погладила его живот и спустилась ниже. Анна опустила глаза и провела ладонью по твердому стволу. Он в самом деле был велик, длиннее, чем две ее ладони, и пальцы не могли сомкнуться вокруг него». (38 см в длину? И 15 см в диаметре? Да ты жжошь, фикалка!)
• «Прижавшись к мужу всем телом после очередного поцелуя, она замерла, почувствовав бедром горячую твердую выпуклость». (Насколько горячую? Температура плавления, кипения? Низачот!)
• «И не в силах более сопротивляться, она обвила ногами его талию, принимая первый удар его копья, взорвавшийся болью». (Северная Каролина приняла первый удар стихии на себя. А тут ищщо и индеец с копьем подоспел! Хорошая конопля выросла на даче бабы РонДуси!)
• «Он скинул ставшие тесными штаны и сел, сердито глядя на восставшее орудие». (Летал вэпон, бля. Мэл Гибсон плачет)
• «Он жаждал вонзиться в девичье тело, чтобы солнечная девушка выгнулась и застонала, уходя от его тарана, а он бы возвращал ее и проникал с каждым ударом еще глубже». (И выбить тараном всю дефффственность! Так скоро и пЭрфораторы в ход пойдут!)
• «Там, где сходятся бёдра, словно зародилось ненасытное существо, запустившее корни в её тело, жадно впитывая даже самые легкие прикосновения и поцелуи, разрастаясь от них все больше, заменяя собой её настоящую». (Это был бычий цепень. Мораль – руки мой перед едой!)
• «Анна отважно уселась на него верхом. (Прямо на амбразуру бросилась с воплем «Я тучи разведу ногами») Она немного помедлила, не спеша впускать твердый ствол в свою пещерку, и Владимир сжал ее бедра и сильно толкнулся вверх, проникая в жаркую тесноту ее лона». (Толкаются только в автобусах. Какой автономный и умный член, без хозяина умеет ездить в общественном транспорте, еще и билет оплачивает! А ему когда надоедает общественный транспорт, как вздыбится, как заржет и поскачет галопом!)
• «Барон так нетерпеливо толкнулся в нее, что она застонала». (Фикалица-то сама понимает, что пишет?)
• «Можно было позвать какую-нибудь горничную, но от одной только этой мысли жезл разочарованно обмяк». (Надо было раскрасить жезл в черно-белую полоску и пойти помахать им на трассе, раз не стОит, то пусть хоть денюжек хозяину принесет.)
• «Наслаждение выгнуло её тело, забилось, заплясало в каждой клеточке». (Это не наслаждение, а эпилептический припадок, если што)

После секаса главная героиня просто обязана поплакать:
• «Он непроизвольно замер, чувствуя, как напряглась Аня, не понимая отчего длинные ресницы стали еще темнее от слез».

А герой после того, что вопреки всему он смог сделать это, находиться в глубоком ах*е:
• «Все эпитеты не могли описать и тени того, что он испытал ночью
».

@темы: фикуськи скорпиошки, стеб, рондины фикуси, жестокая порна, Бедная Настя

10:34 

Потуги йуного порноаффтара: "Лети-лети лепесток"

Люблю стеб!
Читатель, возжелавший стеба над фикусей «Лепестки», вы были неправы: фикусю про жЫстокую порну в колхозно-силосном интерьере написала не насекомое, а другая фикалица. Читаем жЫстокую порну про муки Вовчега перед первой брачной ночью. И задаемся вопросом, почему в потугах фикалиц гэрой то импотент, то страдает преждевременной эякуляцией, то просто дебил, который в постели вместо того, чтобы заниматься делом, любит пострадать х*йней. Я б еще поняла, если бы главный герой был бы мачо в постели ураган. Фрейда на фикалиц нету!

Лепестки (В переводе с фикальского на русский - «Муки импотента»)
Пейринг: Владимир/Анна
Рейтинг: R (нажористая миушная потуга)


Лепестки… Сотни, тысячи беловато-розовых лепестков. Он приказал рассыпать их по спальной (спасибо, что не по уборной), собираясь сделать ночь сказочной для Анны. (Он собирался заставить девушку собирать лепестки с пола всю ночь.) Всё должно быть безупречно, как в мечтах. Приглушенный свет свечей. Шелковые простыни. Аромат цветов. Лепестки её любимых роз. Анне должно понравиться. (Генеральная уборка темной комнаты при приглушенном освещении? Хороший подарок к Восьмому Марта!)
Понравиться? Он с силой дергает вдруг ставший тесным воротник. (Перед первой брачной ночью с Вовчиком случился отек Квинки) Какие к чёрту лепестки, когда сегодня он должен причинить ей боль? (Чикатило готовится к брачной ночи) Анна такая маленькая, хрупкая, удастся ли ему быть бережным и нежным, не позабыться, не сорваться от опьяняющей и жадной страсти, не на словах впервые показать ей, как сильно она любима? (Раньше он подводил Анну к заборам и гаражам и на словах, написанных там, показывал, как он ее любит. Фикалица, возьми себе на заметку: сила траха не зависит от силы любви.)
Пора признаться. Он боится этой ночи – до одури, до боли в немеющих висках. (Пей Виагру и не опозоришься. Балллин, а что у миушниц в фиках мужики – то импотенты, то страдающие преждевременной эякуляцией? Чем Корф натер виски, что они у него онемели? Не фик – одни вопросы к патологоанатому!) Он – ни разу не дрогнувший ни перед кем. (Отметьте, до Анны у Вовчега на всех хорошо вставало! И даже на Грома! И ни разу не дрогнул!) Слишком долго ему пришлось терпеть и добиваться Анны. Слишком много обид он причинил ей и до сих пор не смеет верить, что заслужил прощение. На донышке души (Писалка, ты мне в анатомическом атласе покажи, где находится это самое донышко души? В ж*пе? В предстательной железе?) плескается противный, мутный страх - действительно ли он любим? Почему смирилась Анна? Не испугалась ли, что если скажет «нет», то всё начнется заново - скандалы, вызов на дуэль и чья-то смерть? Она всегда была излишне доброй.
Он стискивает губы и мрачнеет. Ему не нужно жалости. Ему нужна Её любовь.
Раньше он никогда не думал о чувствах женщин. Близость дарит мужчине наслаждение, а девушке сначала приходится пройти через страдание (В чем страдание-то? Конечно, если у мужчины вместо того органа перфоратор, безжизненный отросток или восставшая на дыбы плоть, еще и игогочущая, то девушке страдания обеспечены. Но не у всех мужчин все так запущено, только у тех, которых миушницы описывают в своих потугах), и после каждое блаженство таит в себе беременность, мучительные роды и даже смерть. Как могут женщины любить того, кто причиняет боль? (П*здец, с такими мыслями Корф хрен потрахается! Неудивительно, что он – импотент.)
Он обнимает Анну и гонит (аффтар гонит, мы уже заметили) прочь ненужные тревоги, напоминая (извещениями от судебного пристава?), что с этой ночи она его жена и будет всю жизнь принадлежать ему. Но разве могут церковные обряды заставить полюбить? Анна и прежде ему «принадлежала», но собственность барона Корфа была хозяину чужой.
Он бережно, едва касаясь, снимает тонкую сорочку с (даже ворд подсказал, что надо использовать предлог "со". Но куда "ворду" до нездоровой муишной фантазии фикалицы!) смущенно прикрывающей глаза жены и жадно смотрит. Как можно быть такой красивой? В мерцающих огнях свечей она похожа на богиню или на жертву – красавицу, которую избрали во искупление от злого божества. (Все смещалось в галоффке фикалки – церковные обряды и языческие жертвоприношения)
В такой же кружевной сорочке она пришла к нему в ту ночь и обещала, что будет с ним всю жизнь, пока он не прогонит. (В первую брачную ночь жена тонко намекнула, что пора бы спонсировать бельевой шоппинг) Наивная, как можно прогонять единственное счастье? И всё же он - прогнал… (А читатели до сих пор не поняли, как можно прогонять бред на три страницы "ворда";)
Любой бы потащил её в постель, а он, как недоумок, упрямо добивался признания в любви и снова хочет сделать ту же глупость.
Руки скользят по шелковистой коже лежащей на постели Анны. Она нежнее лепестков, осыпавших её. (Кожа Анны нежнее немного свернувшихся, подвядающих лепестков?) Прикосновения до дрожи сладки, и это не волшебный сон. Стоит сильнее надавить или прижаться с поцелуем (а еще можно вырвать ногти щипцами, выжечь клеймо каленым железом, содрать скальп – вы смотрели репортаж из пыточной!), и темные следы призывно розовеют на белоснежной коже и делают жену ещё желанней. (Маньяк вошел во вкус) Он осторожно убирает лепесток с её щеки и заставляет открыть смущенные глаза… (То есть муж свою бабу предварительно повалял в лепестках? Какой затейник!)
- Скажи, ты любишь меня? (Фикалица не уточнила, это было произнесено с лютым звериным рыком? Если нет – то не считается!)
Черт! Он собирался целовать – не спрашивать, но слова сорвались с губ и горьким, как полынь, напоминанием повисли в воздухе, всё больше отдаляя Анну. (С такими темпами девушка помрет деффственницей прямо в этой же кровати.)
Она застыла – значит, тоже помнит, и несколько секунд её молчания страшней минут перед расстрелом. (И опять придется пить Виагру) И он уже готов себя убить, когда внезапно слышит.
- Володя, я люблю тебя. Люблю. Люблю. Люблю…
Она твердит, с тоскою понимая - вот плата за ошибки. (С тоскою понимая, что секса не будет) Сколько раз придется повторить, чтобы прогнать опасный яд, терзающий его? Как успокоить, убедить? Выход где-то рядом (Они видик к телеку подключали чтоля? Вот вход, вот выход.), но в руках Владимира она не может думать. (Наша фикалица тоже хронически не умеет думать ни в руках, ни в ногах. И вообще фикал – ни в зуб ногой в сочинении фанфиков.) Он слишком ласков, а она слаба. И лепестки, кружащие ей голову и ласково щекочущие тело, лишают последних сил. Зачем он их рассыпал? Чтобы свести её с ума? Напрасные усилия – она уже безумна (ничего, Кащенко ей поможет) и под его тревожным взглядом забыла даже стыд. (*баный стыд!)
Он гладит ей колени, и она призывно раздвигает их. И пальцы Владимира скользят всё глубже – туда, куда он так стремится телом и душой. (Душа стремится во влагалище??? Какие высокие отношения!) И вздохи Анны переходят в стон.
- Скажи, ты любишь меня? – она почти не понимает, чего он хочет, но кивает, до боли прикусив губу и чувствуя солёный привкус крови:
- Да, я люблю тебя. Люблю.
Слова летят, как лепестки, срываемые ветром. Они способны убедить любого, но Владимиру всё мало. И он настойчиво ведет её к беспамятству, в котором исчезают любые мысли.
Хрупкая фигурка изогнута дугой, и стон похож на громкий вскрик. (Он что, поставил ее в позу «мостик» и заставил орать «люблю», ой, затейник, ой затейник!)
- Люблю!
На миг Владимиру становится немного легче. Это он довел жену до сладкой дрожи, до безрассудного, горячечного бреда. (Садист, другой бы в «03» позвонил.) Из-за него она бесстыдно шепчет: - Возьми меня… (Я-я, дас ист фантастиш!)
Так просто. Взять. Он давно мог это сделать. Но останавливал себя у невозвратной грани. Ему была нужна её любовь. До самой свадьбы он молчал, боясь спугнуть свалившееся счастье. (Свалилось счастье на бошку, как птичье дерьмецо!) Но сейчас он должен знать.
- Скажи, когда ты полюбила? (А просто потрахаться не судьба? )
Анна недоуменно открывает огромные, как омуты глаза. (Которые расположены на золотистой галоффке?) Покорная, бесстыдная, с рассыпанными по подушке волосами, она в сто раз прекрасней и желанней. И лепестки лежат на ней загадочным узором. (Угадай узор и получи купон для участия в лотерее!)
- Я всегда тебя любила…
Но он упрям. Настойчивые губы впиваются в измученную плоть, на миг давая облегченье и снова отнимая.
- Когда ты поняла, что любишь? (Я бы такого горе-любовника пинком отправила вон, да еще бы и по лестнице сгоняя, веником лупила.)
Она пытается привстать, сбежав от рук и губ, так сладко терзающих её. Но он сильнее, и Анне приходится признаться.
- Когда ушла.
Её глаза не лгут. Он замирает, всем телом впитывая правду, в которую почти не верил и слишком долго ждал. И от слезы, блеснувшей на его щеке, у Анны замирает сердце. И с этим надо что-то делать.
Она лозою (Анна - Женщина-Змея из кинофильма "Люди Икс" ) обвивает его за плечи и начинает целовать – в глаза, в раскрывшиеся губы, в жилку, дрожащую на шее. Душу переполняет нежность. Зацеловать его, желанного, родного, растерянно-счастливого... Губы Анны голодные, молящие - такие, как тогда в подвале: (А слабо бабу было хотя бы бутербродом угостить? Что за мужыг не кормит и не тр*хает)
- Люблю тебя. Люблю. Люблю.
Черт! Куда она его целует? (Куда? Куда? В пенис, чтоля?) Безумная. Но он не может и не хочет ей запретить. Он сам такой же сумасшедший и, вздрагивая от блаженства, осипшим голосом тихонько шепчет.
- Ты больше не сбежишь?
Она снимает лепесток с его звенящей от желанья плоти (новое чудо фикало-технологий – пенис-камертон: дзынь-дзынь, приехали! И со словами лети-лети лепесток загадывает желание) и хрипловато выдыхает.
- И не надейся.
И все сомнения уходят, и остается только Анна, доверчиво прильнувшая к нему, готовая принять любую муку. И он берет её - до капли, без остатка, вдыхая приглушенный поцелуем вскрик и понимая: отныне она принадлежит ему.
Принадлежит руками, до боли сжавшими его за плечи, беспомощно дрожащими коленями (которые тоже за плечи обнимают?), солёными слезами, вкусней которых нет на свете. И он уже не может думать, лишь чувствует, как прижимает Анну всё сильней, пьянея от безумной власти, подаренной ему.
Старанья быть заботливым напрасны. Он не в силах сдержать себя и подтверждает вновь и вновь свои права. И Анна отвечает его настойчивым движеньям. И он с восторгом понимает, что эта ночь желанна для неё не меньше, чем для него.
Такой бесстыдной и пленительно-прекрасной он видел Анну только раз - во время рокового танца, лишившего его покоя. Но тогда она была чужой, а нынче дрожит под ним от сладкого блаженства и выдыхает слова любви, взметая лепестки.
Хорошая была идея рассыпать их сегодня…(а так же покурить конопли перед написанием фикуси)
Конец. (В данном случае корректней употреблять слово "П*здец" )

@темы: стеб, йуный аффтар, жестокая порна, Бедная Настя

10:56 

Миушность разъедает мозг и способствует повышенному лицемерию.

Люблю стеб!
За присланный материал спасибо Панде и настоящей активной участнице г-нофорумца, которая пожелала остаться неизвестной.
Вспомним, как Рондуся со Скорпиошкой гнобили и выживали других авторов за то, что те "не так" пишут Вованну, втаптывают своими фиками ее в грязь, коверкают характеры героев. Теперь наш черед смотреть, как Рондуся со своими подружками-миушками втаптывает пару не в грязь, в дерьмо, и не просто втаптывает, а хорошо вываливает в нем. Перед вами самое настоящее издевательство над паройи над фандомом. После таких фиков Рондулетке надо держать рот на замке, а не указывать кому и как надо писать про Вованну, как и ее миушницам-подружкам, которые во время чтения этого выпердыша надорвали глотки, вопя "Миу!" Это - интерпретация вечно больной темы для Ронды "если б я имел коня". Эпиграфом я дам поучения Рондулетки, о том, как надо писать эрочные фики.

Москвичка, извините, но мне кажется, что вы не знаете о чем пишете. Вроде и написано грамотно и с подробностями не сильно перебор и не мало, но... души не хватает. Как будто бы автор слышал как "это" делается, или много читал об этом, может даже видел, и опять таки но... не пропустил через себя.
(На примере зоофикаки мы видим, что автор все пропустил через себя и не раз)

Предупреждаю, Рондуля своим корявым языком подробно описала трах с собачкой. Рискнувшим прочитать эту хрень, советую поставить на клавиатуру тазики! Владельцам ноутбуков, решившим почитать этот высер, рекомендую сразу пойти в туалет, чтобы избежать заблевывания клавиатуры.
читать дальше

Неизвестно, что хуже - зоофикака или отзывы миушниц. Любой нормальный человек сказал бы, что это дрянь, но миушница на то и миушница, что орет "миу", когда читает про секас, не важно с собакой, конем или слоненком Симба.

Отзывы миушниц:
Rita: Мдя... С другой стороны, был дракон, был волк... Правда, в нужную минуту они принимали человеческий облик, но этот пес все же в сущности человек. (Действительно, делов-то, ну потрахалась девушка с собачкой, обычные дела, всегда можно сказать, в сущности-то песик чилаэк!) Надеюсь, что Аня его выручит. Давай еще! (Анюта еще даст и не раз, только теперь быку и жирафу, которые в сущности-то будут чилаэками)

lastocka: Мне тоже понравилось. Конечно необычно, но он же как мы понимаем человек. С нетерпением буду ждать продолжения. (Человек? Вообще-то в данном отрывке описана собака, а не оборотень, и девушка занимается секасом с псом, а не с человеком)

Скорпион: Мне жалко собачку!!!! (Мне тоже) Вернее, изначально мне было жалко Аню, которая настолько одинока, что единственная радость - это Барошик (но с другой стороны - это же Вовка, а она его и на телеге не объедет. Ну собака пока что, так что же?). (Действительно, что такого, девушка с собакой трахается, не со слоном же) Так же сильно мне было жалко Вову, который встретил СВОЮ Аню, уже превратившись в собаку (тут тоже есть другая сторона: даже в собачьем виде он ее... ээээ.... покорил). В общем, теперь мне жалко собачку как таковую, потому что я сильно люблю животных, и сама идея собачих боёв меня переворачивает, выворачивает и вызывает неуемное желание расстрелять их организаторов с помощью АК-М. Короче, Автор, не томи, дальше пиши!!!! Накажи этих гадов!!!! Верни Вову-человека!!! Сделай ВА!!!!!!!
(Ну мы поняли, Скорпи, ты любишь животных, только кого больше, коней или собачек?)

Аля: Поскольку Барон - человек в облике собаки, то на уровне подсознания Анна вполне могла почувствовать это. (Аня увидела собачку и на уровне подсознания поняла, что это – Вова, потом Аня увидела коня и поняла, что она ошибалась, ведь Вова был в образе коня, а потом Аня увидела быка, и опять поняла на уровне подсознания, что она ошибалась, а потом увидела слона, и опять поняла, что ошибалась. И заплакала Анна – со слоном ей не осилить!)

Скорпион: (про Рондино использование зоофилии) Правда вот не думаю, что Автор таким образом гоняется за новизной (Как раз место имения и облик партнера и есть новизна, которой отличаются фики Рондули)

Ailene: Ириша, очень яркий рассказ!
Когда дошла до любовной сцены Анны и Барона, у меня потихоньку отвисла челюсть! ТАКОГО еще не было... одно можно сказать точно, описано все мастерски! (Ой, миу полные штаны, ой, а откуда ты знаешь, что все МАСТЕРСКИ описано? Сама попробовала?) Ярко! Прорисована каждая деталь!!! (П*здеж! Тема сисек не раскрыта!)
Сцена боя собак настолько реалистична, что все проходит перед глазами как в кино!!! Самое парадоксальное, что тебе удалось передать характер Владимира в образе Барона! Такой же сильный, необузданный, яркий!
Не буду ханжой (даже если Анна отсосет у буйвола, я это приму и буду покорно миукать, коль буйвола зовут Вова, да?), хоть этот рассказ и поверг меня в шок, но прочитала с интересом, ты молодец, уважаю за оригинальность мыслей! (Главное – побольше восклицательных знаков.)

Айрис: Честно, ничего запрещенного для людей со слабой нервной системой я не нашла. (Ничего запрещенного и нет, просто убогая фикака фикало-миушницы для таких же одноклеточных собратьев по зоопарку)
А так, как всегда блистательно великолепно выписано (и выпержено) и интересно! А еще я теперь очень хочу завести собаку... вдруг и она станет таким красавчиком))) (И мы с ней займемся ЭТИМ!)

Скорпион: оглядываюсь по сторонам и радуюсь, что сюда не заглядывает Сяо*
Если уж вспомнить, что дословно я сказала Рондо, то это звучало так: "По мне, ВовНата - куда бОльшее извращение! (Так *бись с конем, дорогуша, авось полегчает и эсмос так терзать не будет. Мы уже поняли, что ты спец по собачкам, только не плачь, когда тебя в очередной раз зоофилкой назовут.)

Скорпион:
Главное - ВовАнна ТОРЖЕСТВУЕТ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! (Зачем нам сюжет, грамотная речь и благородные герои? Главное ведь – Вованна, ну и пусть что убого, тупо и безграмотно, главное, что это Вованна, море ЛНФ, стонущих членов, влажных складочек и воплей "миу" вместе с мокрыми трусами за кадром.)

Rita: И все-таки самая сильная сцена в этом фике - это собачий бой. А не (прости, Рондик!) кхм... С другой стороны, даже кхм выглядит для меня менее противоестественным, чем некоторые недавно предложенные альтернативные пейринги. (озабоченно) Может, мне к психологу сходить? (Вот она - миушная логика, альтерантивный пейриг - зло, а зоотрах - нормально. Слышь, миушница, ты лучше к сексопатологу зайти, тебя оттуда сразу в дурдом госпитализируют, чтобы ты на собачек на улице не кидалась)

Eruanna: Что тут сказать... Видно, к психиатруологу придется обращаться всем форумом. (Какое мудрое замечание, не иначе на миушницу свалилось озарение!) И тут возможны два варианта: либо глубокий и продолжительный обморок последнего, либо существенная скидочка на лечение))))) (Не переживай, психиатры и не с такими дело имели. Насчет скидки сказать не могу, но клизмы с успокоительным вам, миушницы, гарантированы. Еще хорошо помогает лечение трудом, отправят вас нет, не в колхоз к быкам и коням, не мечтайте, а на стройку. Сразу миушность вылетит и желание заниматься секасом с собачками пропадет. Кроме того, на стройках много суровых мужиков, что тоже поможет вылечиться от изнурительной зоофилии)

Скорпион: Причем не исключено, что он будет лечиться вместе с нами. От такого мощного удара по нервам можно не устоять... хм... на ногах. (Не переживай, насекомое, у доктора психическое расстройство случится, если он прочитает все твои фикуси, а не от миушных воплей Скорпи-зоофилки)

Айрис: Мы хотим БАРОНА!!!! Вав!!! (Скорая уже выехала)

Да, после этого миушного выпердыша количество зоофилок возрастет. Каждая миушница будет думать, что после с траха с собакой бедное животное превратится в принца. Такие фики - позор для фандома, а вот лицемреным "защитницам" Вованны, которые готовы проглотить любое говно, даже не думая, что внутри не шоколад, стоит помалкивать, а не опускать тех, кто пишет альтернативный пейринг или недостаточно миушную вованну. Да, хорошо расклад, если те, кто осуждает зоофилию, получает ярлык "ханжа".
Стыд и позор миушницам-зоофилкам!
Пы.Сы. Вот после такой дряни нормально обвинять других в глумлением над каноном? Яркий пример того, кто скрывается за маской блюстителей канона.

@темы: стеб, рондины фикуси, миушницы, маразм, йуный аффтар, жестокая порна, Бедная Настя

16:45 

Потуги йуного каллажиста № 12: апофеоз миушности

Люблю стеб!
Провинциальная сказка

Глядя на эти обнимашки-цалувашки, вспоминаешь стишок Скорпиошки "Ты и я – половинки, ты и я две кровинки" (А.С. Пушкин в гробу от такой поэзии перевернулся!).
Здесь Скорпиошка вдарилась в философию (сказалось долгое сидение в ночи на унитазе): "Иногда правда жизни состоит из маленьких персональных сказок". (А так же из отзывов читателей, которые искренне говорят тебе, что твои фики и коллажи – херня.) Анна так лихо повернула на себя голову Владимира, что свернула ее на фиг. (Это была маленькая персональная сказка. Хорошо девушка над парубком пошутила!) Обратите внимание - линия груди Анны не переходит в линию живота. Параллельные кривые никогда не пересекаются. Героиня очень толстая, но на беременную не похожа. Анна на Владимира не смотрит, а смотрит куда-то в сторону, наверное, на соседа. Два прямоугольника, которые находятся друг в друге, говорят о том, что Скорпиоша хочет блеснуть знаниями геометрии. На заднем фоне есть еще три прямоугольника. Таким образом Скорпиоша обыгрывает задний фон. Скорпи, задний фон это не жопа, поэтому не надо делать полную жопу из своих кал лажей. Обратите внимание на волосы героини. Белокурые пряди выбиваются из-под рыжего парика!

Отзывы миушниц:

лера: Корфята это всегда шикарно! (Значит, это у девушки такая аномальная беременность) Скорпиоооооош, прекрасно!!!! Моя сидит и облизывается!!!!!! (Моя твоя не понимать, только миукать и ставить бальшой каличеств васклицательных знак)

Скорпион: (объясняет, что Анна не беременна) Не-а, так футболка ложится. Я сперва тоже подумала, что уже ВА успели. Но при детальной работе с фото выяснилось (вообще-то беременность выясняется не при детальной работе с фото), что увы – нет. (Упс, тут имела место детальная проработка. И какие детали ты прорабатывала? Прямоугольник рисовала?)

Ksyfa: У меня слов нет. (У меня есть, только 90% - ненормативные, остальные 10% - предлоги) Просто очень красиво. (Корф с открученной башкой, да, красота) Здесь ВА превзошли себя. (Что ты под этим пуком подразумевала?)

Ромашка: Наташ, чудесно! Точно уже девочки сказали – очень нежно. Очень изящно и красиво! А КАК Корф смотрит на Аню в своих объятиях… (Как-как, х*ем об косяк) Спасибо!

Ailene: Натусь, изумительно! Такой легкий и светлый коллажик... мне очень нравится стиль ретро! (Это стиль ретро? Рококо, блин.) И какие они красивые! И в объятиях друг другу! (Два бессвязных предложения – типично для миушницы, мозг же напрягается только для миу) Я просто в восторге! (поставила печать и пошла менять трусы)
Яна: Нет слов Вот так бы сидела и смотрела, смотрела... (Наркоман выпил шесть таблеток димедрола, запил тремя банками пива и долго сидел на скамейке, ожидая, когда он на этом трамвае доедет до вокзала) Всё же они безумно (это главное слово, которое определяет творчество Скорпиошки. Все сделано безумно, то есть БЕЗ УМА) хорошо смотрятся вместе Спасибо за такую красоту

Вот кал лажа к Рондиной фикуське под названием "Сладкий плен".

Кал лажа называется "Золотая купальня". О чем она? О том, что мужик приволок телочку в сауну и в припадке страсти свернул ей голову, смотрит на телочку и думает, что теперь с бабой делать? На кал лаже присутствуют фразы, написанные разными шрифтами, Насекомое показывает, что умеет писать и даже разными шрифтами. Мы уже знаем, что это писать разными мелкими шрифтами разную х*йню – это пик талантов Скорпиошки. Тут написано: "Твоя любовь не похожа на девичьи трусы". Другим шрифтом - "Но рядом с тобой все другие мечты меркнут". На заднем фоне "Сладкий плен" (в трусах девицы был капкан? Ясно, за что ей голову свернули). И подпись еще одним шрифтом: Скорпио-римская два. (Насекомое показывает. Что умеет считать. До двух). Скорпи, ты специально все надписи в одну лепишь? На фига?
Серый разбеленный фон, лазерные лучи, а как завершение – грустно взирающие глаза инопланетянина. Серый фон Скорпиошка называет: "И всё это на фоне серой повседневности". (Посредственность Скорпи рисует серую повседневность)

Примечания аффтара: Примечание: если кто помнит № 93, "Сладкий плен", то вы же понимаете, ЧЕМ такой плен может закончиться... (Мокрыми трусами миушниц, я угадала?)
От Баки Барабаки: Читатели этого сообщества могут найти стеб над коллажем "Сладкий плен" в выпуске №:8. Там Корф сидит на толчке. www.diary.ru/~veryfunny/p164286074.htm

Отзывы миушниц:
Ailene: Естественно... все по канону - ЛВК! (Что-что, ЛФК? Лечебная физкультура?) Очень красиво! Чувственно, нежно, страстно... Ммм-м-м-м... пожалуй, больше слов подобрать не смогу! (Расширяй словесный запас, миушница!)
Зоофилка Рондо: Как миушно получилось! (Заметьте, не красиво, качественно, хорошо, а МИУШНО!) Какой Вк страстный и сладкий, а Анюта просто мечта! Мне все-все нравится!!! Мерси-мерси, Скорпи!!! (Как тебе может нравится, тут же нет собачек?)
Миха: Прелестный коллаж - Аня блаженствует в объятиях Владимира (хорошо блаженствовать со свернутой на хрен головой)

П*здецу Вованне опять сделали замечание: "Купальня золотая, а тела серые…"
Бедный П*здец-Скорпец чуть слюной миушной не захлебнулся:
Не серые вовсе, с градиентом. Хотя исходник канеш ч/б. Как и большинство ню в сети

На второе замечание другой девушки: "чисто Вовкин смотрится неплохо, а у Ани как-то голова, отваливается, или на подушечку уложена".
П*здец ответила: Скорее наполовину в водичке (У шизофреников всегда логика хромает, Скорпиошке говорят, у Ани голова отваливается. Насекомое отвечает – голова наполовину в водичке. Про водичку, дура, тебя никто не спрашивал. Голова и в водичке может отвалиться!)

@темы: потуги в фотошопе, йуный аффтар, жестокая порна, Бедная Настя, стеб

17:18 

Потуги йуного аффтара: Трын-трава и тридцать три богатыря.

Люблю стеб!
Наша Скорпиошка на каждом ресурсе кричит о том, что она филолог, иногда, для пущей убедительности, она голосит, что написала диссер про эротический эсмос, что, по-мнению Скорпивошки, должно действовать устрашающе на всех, кто имеет несчастье с ней общаться. Так что Скоропея считает себя великим знатоком эрочной прозы и асом по написанию фиков про йэблю. Предлагаю читателям ознакомится с очередной жЫстокой порной, вытуженной фикописалкой долгими ночами в ожидании Николая Валуева.

Йуный аффтар: Насекомое, она же Скорпивошка.
Жанр (по словам насекомого): абсолютная альтернатива и полнейший экскремент
Название фикуси: "Плачь САЛОедки" (К этой потуге наша Скорпиоша нарисовала кал лажу с силиконовыми сиськами и непонятной частью тела. (См выпуск от 06 июля 2011 "Потуги йуного коллажиста № 7: Силиконовые булки", а так же коллаж про "Туманную дымку" из позапрошлого выпуска стеба)

Она не могла вспомнить своего сна. Осталось только ощущение чего-то страшного, как если бы враг прятался во тьме, (Черви и Тролли) выслеживая ее, и мучительно долго выбирал время для удара. Предчувствие беды пугало куда сильнее ее самой, слезы лились из плотно стиснутых сном глаз (а я думала – слепленных "скотчем"b), пока, наконец, она не проснулась. Вскинувшись в одиночестве на смятых простынях (еще одно новое выражение от Скорпиошки – вскинуться на простынях, слышь, писалка, ты хоть объясни, ЧТО это значит), женщина тут же метнулась в детскую. Сыночек спал крепко и спокойно. (А должен был тоже вскинуться?) Отчего же так тревожно душе и сердцу, отчего так тоскливо? Приходилось признать: она безумно соскучилась по Владимиру. Он уезжал и раньше, правда, никогда так надолго не оставлял жену одну. (Ненадолго он оставлял ее с соседом, с конюхом, а когда они были заняты – отправлял ее ночевать на конюшню к Грому) Она знала: лишь важные дела могли задержать его в городе. Она понимала, что не может поехать туда с ним, и потому ни разу не попросила о чем-то подобном. А еще она надеялась: сын скрасит одиночество, отвлечет от тоски. Разумеется, так оно и было. Митенька занимал все мысли, пока Анна находилась с ним. Но стоило хоть на миг отвлечься – воспоминания о Владимире накатывали, ласкали (это были не мысли, а виброморковка, подаренная Варей), не давали дышать. Анна иногда пугалась этого. Казалось: ее сердце точно разделено пополам между мужем и сыном, а ей самой и краюшки не осталось!(чего ей не осталось? говори по-русски, пожалуйста!) Потом она подолгу ругала себя за нелепые мысли, за глупые страхи. Вот и нынче утром тоже…
Гоня (гонишь только ты, йуный аффтар) подальше усталость одиночества, баронесса вышла во двор, лишь только рассвело. Таким ярким, таким пышным показалось сегодняшнее утро (пышное утро, хоть не толстомясое) – она уступила соблазну и без сопровождения (обычно Анну на пруд водили под конвоем) решила прогуляться до пруда. А у купальни точно с ума сошла! Поспешно распустила шнуровку летнего платья, сбросила его на покрытые росой травы (Все ясно, Анна была эксгибиционисткой, поэтому из дома ее выводили в сопровождении охраны, а то как выйдет на улицу и как давай портки сбрасывать!), выскользнула из нижней сорочки и осторожно ступила с пологого бережка вниз. (Не забыв привязать камушек на шею) Вода непривычным холодом обожгла нежную кожу (Нежную кирзовую? В твоих же фиках у Анна плечи волосатые, так что она мороза не боится), Анна даже вскрикнула от неожиданности, но тут же рассмеялась и сделала еще несколько шагов. Волны уже скрыли по пояс хрупкую точеную фигурку (ЛНФ), но от этого едва ли стало теплее. Озноб колотил тело, точно приказывал женщине признать поражение и выбраться на берег. А она не желала сегодня проигрывать… (Хрен, что почки отвалились, и что капает сопля, не дождетесь, что покину водоем крутая я!)
Анна плотно зажмурилась и окунулась уже по плечи, пытаясь не обращать внимания на ледяные струи бьющих со дна ключей. (Так Анна в джАкузи полезла? Включила бы, дура, обогрев) Холод пробегал по коже, плескался в теле, (жаль, что в твоей голове, Скорпиошка, ни одна мысль не плещется) точно мерные волны, и смывал ночную усталость. (В смысле Анна изошла поносом, раз у нее в теле что-то плескалось и очищало организм?) Она никогда не любила купаться в студеном пруду. Даже когда вода была достаточно теплой, баронесса не спускалась в господскую купальню, если летний день дышал прохладой, но сегодняшняя ночь вымотала ее, выпила до дна , замучила кошмарными сновидениями. Оттолкнувшись от дна, она изящной русалкой (а что не пьяным боцманом, не миушно?) скользнула по водной глади. Расплетенные волосы намокли и мешали открыть глаза, только не понять, почему, от этого красавице становилось смешно. (Да когда травы покуришь всегда на ха-ха пробивает!) Не в силах успокоиться, она остановилась там, где уже не достать ногами до дна, перевела дух, удерживаясь по поверхности пруда, и вдруг внимание привлекли непонятные тени, мелькнувшие под водой. (Анна словила приход) Волна покачнулась и вспенилась, (Море вздуется бурливо, и очутятся на бреге, в чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря) плеснув баронессу по подбородку. Движимая невесть откуда появившимся волнением (вау, мужики!), Анна попыталась убраться (на хрен) в сторону, но не сумела сразу поплыть, замешкалась, беспомощно загребая руками воду, потом забилась, когда холодные ключи, цепко обнявшие щиколотки, потянули ее вниз. (Это были цепкие лапки Лох-Несского чудовища)
- Нет! – выкрикнула, почти захлебываясь, и в это же мгновение едва ли не поднялась над взволнованной водной гладью, подхваченная мужскими руками. Времени не хватило на то, чтобы испугаться сильнее. Любимые глаза взглянули недовольно и строго, но этот взгляд показался ей милей самых нежных и ласковых.
- Володя! – не умея, да и не собираясь скрывать радости, она обняла мужа за шею, прижалась к нему, буквально чувствуя, как уходит паника, отпускает страх.
Барон недоуменно осмотрелся по сторонам. (А где мужики, я-то наделся на групповуху, - расстроено сказал Корф)
- Ты одна?! – и Анна лишь пожала плечами, не догадываясь о причине его удивления.
- Еще так рано, все спят. Я решила не звать с собой горничных (не удалось Вовке посмотреть на игры девчонок-лесбиянок), - ее улыбка сверкнула лукавинкой с оттенком легкого кокетства (улыбка наркомана всегда несет в себе много неясного), - и, как видно, не зря. Вовсе не хочу, чтобы прислуга во все глаза рассматривала моего бесстыдника (а почему бесстыдник, он же еще за сиську не схватил!) мужа. (Сейчас начнутся дерзкие ласки!)
Господи! (Аминь!) Да она просто купалась, просто взвизгнула (а потом смачно поматерилась) от холодной воды, а он, ревнивый дурак, уже бросился представлять картины, одна пикантнее другой! (На коне и под конем!) Это нелепое, неуместное чувство так долго сидело в нем, столько дней и ночей не давало открыться любимой, терзало сомнениями, нагоняло тревоги. Он боялся… До одури боялся разделить ее с кем-то, не важно тело, сердце или мысли – всё должно было принадлежать ему одному! (Он женат на женщине и боится ее с кем-то разделить? Точно, любовью втроем попахивает) Не в силах справиться с ее прошлым, предпочитал сперва отгонять подальше свою любовь, презирал ее и отрицал, затем принял безоговорочно и полно, хотя по-прежнему не обрел уверенности, и вот, обманувшись хрустальным смехом, потерял голову от ревности к той, что ни разу, ни словом, ни делом не предавала его. Пора бы отпустить старых демонов, вытравить их из души навсегда, оставить прошлое в прошлом, где ему и надлежит храниться… так же вбить пробку в задницу аффтара, чтобы остановить словесный понос)
Владимир приподнял жену так, чтобы ее смеющиеся глаза были на уровне его глаз. (И внимательно посмотрел на расширенные зрачки)
- Стало быть, госпожа баронесса, вы решили искупаться? (Че курила, госпожа баронесса?)

- Почему бы и нет, сударь? – ее голос звучал так же спокойно и учтиво, и лишь искрящийся взгляд выдавал начало игры. Ресницы затрепетали, пряча его от мужчины, разом с тающей тревогой – сначала Анна ощутила какое-то невысказанное напряжение, осуждение, но всё уже растворилось в лучах поднимающегося выше и выше солнца. И волны прогреваются глубже и глубже. Только хрипнет, как от холода, мужской низкий голос:
- Позволите… присоединиться?
- Вам? – взмах длинных ресниц так наивен, а вот в уголках губ пляшет (канкан?) кокетливая улыбка, и потемневшие от желания зрачки обещают целый сонм (паноптикум) наслаждений. – Пожалуй, вам позволю.
- Что именно? – хрупкое тело вздрагивает в ответ на дерзкое прикосновение (Они все-таки начались! Дерзкие! Ласки!), и прижимается еще теснее, сладкие губки (женские или мужские?) выдыхают:
- Всё…
Он уверенно стоит на дне, это ей, низенькой, маленькой, до дна не достать, даже если приподнимется на кончиках пальцев. (Надо воспользоваться Воффкиным кончиком.)
- Всё… - таким же хрипом вырывается из глубины горла, и студеная вода вдруг становится вокруг горячей, разметанный ветром туман (откуда взялся туман и почему он разметался как волосня на подушке?) обращается в жаркий пар, от которого трудно дышать. – Аня… (Все-таки кто-то додумался включить подогрев в джАкузях)
Обхватил жену за талию, барон приподнял ее еще выше. Холодная вода ни на йоту не ослабила желание, рожденное близостью любимой, и Анна тихо ахнула, ощутив прикосновение возбужденной мужской плоти. (Которая на это раз даже не кричала "и-го-го"b) Ведомая ласковыми чуткими руками, обвилась вокруг него (обвилась вокруг члена, м*нет что ли?), призывая, открывая себя, отдаваясь полно и отчаянно.. Он был сейчас так нетерпелив, горяч и настойчив. Не настоящей болью, но тонким, далеким ее отголоском отозвались в теле первые размашистые толчки (раззудись плечо, размахнись рука!), женщина неосознанно уперлась в мокрые мужские плечи (а были еще и женские? Прибежали горничные-лесбиянки?) в попытке ослабить натиск, а он лишь сильнее стиснул упругие ягодицы (Чьи?), удерживая ее ближе, и накрыл губы властным поцелуем (ЛНФ). Не позволяя ей сделать новый вдох, ни на миг не выпуская из сладостного плена, всё яростней врываясь в податливое покорное тело, трепещущее в его руках, Владимир брал ее так жадно – объятой пламенем Анне казалось (огнетушитель в помощь!): они будто вернулись в ночи почти два года назад, когда на широкой постели под балдахином в гостевом покое заведения мадам Воланж не могли оторваться друг от друга, истязали друг друга страстью без намека на нежность.
- Владимир!
Жалобный вскрик взметнулся над прудом, женщина забилась в его объятьях (как рыба об лед), царапая в кровь плечи, оставляя следы зубов на изгибе шеи, и расслабилась, запрокинув голову. (Это был вампир Эдвард Каллен) Безумная, шальная, бесстыдная – как же неимоверно она хороша! Сладка до дрожи, и с каждым днем только сильнее желание обладать ею. Прекрасна, точно богиня: тонкие бровки сведены острым блаженством (обычно острыми бывают колики), глаза закрыты, а пересохшие губы ловят воздух, слезы счастья подсыхают на разгоряченных залитых румянцем щеках, ладные грудки (куриные?) вздымаются часто-часто, вода призывно поблескивает на них, солнечными бликами играют прозрачные крупные капли. Возможно ли утолить эту жажду? Барон скользнул руками чуть выше, поглаживая прелестницу по спинке (ЛНФ), притянул к себе и подался вперед.
- Иди ко мне…
- Володенька… Ах… - она не успела еще отойти от пережитого, а он снова дрогнул в ней, (Читатель тоже дрогнул. У монитора) глубже проникая в тугое лоно. (После родов-то?) Стройные ножки обхватили мужскую талию (там были талии на выбор?), руки обняли за плечи, и крепко сплелись пальчики – не разорвать кольцо объятий, не расторгнуть связь, не отобрать друг у друга двоих влюбленных, которые, сами того не подозревая, с самой первой встречи стали единым целым.
Его полные силы движения, ее прерывистые гортанные стоны, тонущие в глубоких поцелуях, как в волнах бушующей стихии, - всё смешалось, вскипело, вспенилось ураганом, поднимая их над землей, над водой, над жизнью – в чистое и вечное море блаженства… (И наконец-то явились все тридцать три богатыря!)

@темы: фикуськи скорпиошки, стеб, жестокая порна, Бедная Настя

15:41 

Потуги йуного коллажиста № 10: Эрочные потуги Скорпиошки

Люблю стеб!
Давно мы не смеялись над работами Скорпиошки, а ведь их накопилось немало! Каждый пишет, как он дышит, а Насекомое пишет словно дрищет. То же самое можно сказать о ее коллажах и об их качестве. Сегодня мы посмотрим эрочные работы Скорпивошки, она же у нас п***ец Вованны как-никак.
Итак, первая работа (Тазики приготовили? Работы такие, что то придется обильно поблевать!)

"Вуаль Саломеи: Туманная дымка" - вот так, с места в карьер сразу на наболевшую для Скорпиошки тему. Только я не поняла при чем тут туманная дымка? Из-за грязных мазков? Про то, что у Анны лицо, словно она в туалете тужится, я уже не говорю. Странные у Скорпиошки представления о секасе.


Второй коллаж тоже про секас. Называется "Скандал". У Вовы слишком сосредоточенно лицо, Анна лежит, словно на приеме у врача – скорее бы это закончилось. Количество ломанных линий Скорпиошка выбрала для того, чтобы ее кал лажа была похожа на работы кубистов. Что б уж совсем-то дурой не казаться. Качество работы ужасное – все затертое, мутное, блеклое. Зачем качество, главное – тут есть секас, а значит можно вопить "МИУ".


К этому коллажу Скорпиошка написала пояснилку: "Для этого буквально похитил принцессу подиума и утащил в свой гостиничный номер. Слово за слово начали с обоюдных обвинений, упреков, придирок, колкостей, быстро перешли на крик, но в какой-то момент Владимир сорвался и впился губами в сладкий ротик негодующей красавицы. Полнейшей неожиданностью был для него столь же яростный и жаркий ответ..." (Коленкой в писик?)
... Раздела, осыпая лицо мужчины поцелуями, шепча бессвязно и тихо о том, что эти несколько недель были самыми прекрасными в ее жизни. А потом расплакалась... (Так героиня еще и дебилка, раз умеет только что бессвязно шептать, не забываем, что ГГ - это альтер эго фикалицы)

Третья кал лажа – "Владимир Иванович, я вас люблю".
У Вовки белые трусы, у Анна проблемы со спиной, что-то ей в области лопаток обрезали, тупая лыба. Только непонятно, от чего у Вовика оргазм случился (или это он так кишечный спазм изображает)? Можно я продолжать не буду, а то в такую пошлость занесет...


Если коллаж называется по-миушному "Сладкое примирение", то 99, 99%, что речь в нем пойдет о секасе. Тут Скорпиошка изобразила секас в гробу. Примирились, бля.


Такие говенные работы даже комментировать нет смысла, потому что для них есть простое и емкое слово – "пиздец"!

@темы: потуги в фотошопе, йуный аффтар, жестокая порна, Бедная Настя

21:29 

Потуги йуного порноаффтара: "Если б я имел коня"

Люблю стеб!
На форумце, где Скорпиошка выкладывает свои фикаки, есть тема "Когда хочется сладенького". Так половозрелые неудовлетворенные тети обозвали тему, где выкладываются фики про Емелю Бориса Любу Юлю. Главная неудоволетворенка, ой, главный фикалоид зоофилка Рондулетка наяривает больше всех. Читая Рондулькины потуги можно догадаться, у кого Скорпиошка научилась искусству самоудоволетворизации.

Эта фикака зоофилки Рондульки датирована 2005 годом, представьте, если у Рондуси тогда градус неудовлетворенности зашкаливал, то что с ней происходит сейчас? Фикака на любимую Рондулину тему, с коняшками. Игого, поехали!

Название фикаки: Прогулка верхом. (Если б я имел коня…)
Йуный аффтар: зоофилка Ронда

Помогала стебать: Ведьма без метлы


Белая кобылка Анны внезапно взбрыкнула и понеслась, не слушаясь поводьев хозяйки. (Упс, с первого предложения и про лошадок!) Владимир успел нагнать их и остановить лошадь. Его Грому не составило труда в несколько прыжков настичь беглянку. (Это была новая порода лошадок - помесь коня с кенгуру). Он (кенгуконь?) спустил на землю белую как полотно жену и прижал ее к себе. (Начались обнимания Анны с конем-мутантом) Несмотря на жаркий полдень (запятую в зоофике можно и не ставить?) она дрожала как осиновый лист. (Телочка, как обычно бывает в романах для неудоволетворенок, готова при первой же возможности обмочить штанишки от страха)
- Все, все, Анечка. Уже все. – успокаивал он (конь) испуганную девушку, покрывая бледное личико (личико-ручччки-ношшки, Лексика Неудовлетворенных Фикалиц, далее ЛНФ) поцелуями. Анна обнимала его, прижимаясь к сильному телу мужа (коня обнимала, а к мужу прижималась, зоолюбовь втроем!), и пыталась унять бешеное биение сердца (достала скальпель, разрезала грудную клетку и обеими руками вцепилась в сердце). Спустя некоторое время она пришла в себя и расцепила руки
. (Правильно сделала, а то остановка сердца была бы неминуема)
- Поедем дальше? – Владимир ласково смотрел на нее.
- Да. – кивнула Анна, но при одном взгляде на лошадку (я люблю свою лошадку, причешу ей шёрстку гладко, гребешком приглажу хвостик и верхом поеду в гости), смирно стоявшую в стороне, снова перехватило дыхание и ослабли колени. (Анна кончила, о, о, лесбо-зоо!) Владимир поддержал ее (лошадку? Вот и славно, мальчику - лошадка, девочке - кенгуконь )и испытующе заглянул в глаза.
- Что такое?
- Я не могу. – помотала головой (а че не галофкай, как принято в ваших фикаках) Анна и жалобно посмотрела на мужа. – Я боюсь.
Владимир немного подумал и притянул девушку к себе. – Поедешь со мной. Я не желаю лишать нас прогулки.
- А она? – Анна кивнула в сторону лошади.
- Привяжем ее здесь, на обратном пути заберем. Хорошо? (Возревновал бабу к лошадке, зооморфизм рулит!)
- Да. – Анна улыбнулась барону.
Владимир легко закинул ее в седло (как мешок с мусором) и сел сзади. Гром, почувствовав посыл, (на три буквы) пошел (на хрен) шагом. Анна прижалась к мужу, положив голову ему на плечо. Через некоторое время она довольно явственно ощутила напряжение, охватившее его (плечо охватило напряжение? Какое напряженно плечо), в бедро недвусмысленно уперлась мужская плоть (обычно она упирается очень двусмысленно, а тут, смотрите-ка, конкретикой запахло! Член на плече - это очень сильный аффтарский ход!). Владимир почувствовал, что погорячился, посадив Анну перед собой. Прикосновения к ней не могли оставить его равнодушным, нежный запах ее тела сводил с ума, заставляя жалеть о том, что они не дома. Анна тихо вздохнула, когда нежные (в прошлом предложении слово "нежные" уже было, или ты решила пихать его в каждый абзац для создания атмосферы миушности?) пальцы обхватили ее грудь, а горячие губы прижались к шейке.(ЛНФ ) От бесстыдных ласк мужа среди бела дня, да еще под открытым небом, перехватило дыхание (кошмар, муж законный схватил за сиську, ужас, ужас, средь бела дня. Рондуля, секас ведь обычно ночью, в полной темноте, в сорочке с дыркой спереди, как в средневековье, и никакого бесстыдства). Она хотела запротестовать, но его рука вложила поводья ей в руки и уверенно легла Анне на бедро. Все, на что ее хватило только прошептать, - О Боже мой, (какая набожность! Еще бы Отче Наш прочитала бы, авось помогло бы) Владимир… - и тихо ахнуть, (пукнуть) признавая свое поражение. От поводьев в руках было мало толку, Анна ничего не видела перед собой, все кружилось и плыло, растворяясь в жарком огне, растекающемся по телу от искусных ласк Владимира. (Схватил за сиську – какая изысканная ласка, вот что делает с женщиной неудовлетворенность) Барон не мог остановиться, поглаживал и сжимал упругие грудки (мороженные куриные, это уже некро-фетиш-зооморфизм) через платье, целовал шейку, плечики (ЛНФ) губы любимой, ласкал стройные бедра, злясь, что не может прикоснуться к ее коже. Его выдержки хватило ненадолго, продолжая целовать жену, он заставил ее перекинуть ногу через луку седла (а почему не заставил жену поотжиматься?), и Анна оказалась у него на коленях, прижимаясь спинкой (ЛНФ) к его груди. Владимир нетерпеливо приподнял ее и задрал подол платья (какой романтИк). Анна слабо вскрикнула (платье жалко!) и попыталась оттолкнуть бесстыдные руки (отсутствие секаса у аффтара налицо, это же не насильник, а муж родной ), но он уже нежно скользил ладонями по атласной коже (ты уверена, отвечаешь? Может, это была драповая кожа или батистовая кожа?) бедер. Этого ему показалось мало и он одним резким движением разорвал кружевные панталоны чувствуя тепло ее ягодиц через ткань брюк. (Какая досада, последние труселя порвал!) Его руки ласкали гладкую кожу, пальцы проникли в теплое заветное местечко. (Рондулька, пиши "проникли в ж*пу" и не выделывайся!) От этого прикосновения Анна застонала, не зная, что еще можно предпринять, чтобы остановить его, (пукнуть) и услышала сдавленный стон мужа. (кажись, ягодицами яйца защемило) Тяжело дыша, он расстегнул застежку брюк и обнаженная плоть (для тех кто не понял, речь шла про член) его коснулась женских ягодиц (у Владимира был выбор ягодиц по половой принадлежности? Там были еще и мужские ягодицы, ой, забыла, там же еще была лошадка!). Обезумев, барон приподнял жену и нетерпеливо вошел в нее. На краткий миг это принесло облегчение (кого-то пронесло?), сняв часть напряжения и прояснив взор. Тихие стоны срывались с губ баронессы при каждом шаге Грома, Владимир просто удерживал ее у себя на коленях, покрывая поцелуями шейку (ЛНФ) и шепча какие-то глупости ей на ушко.
(Представили сцену - мужик, трахает бабу в зад, при этом покрывает поцелуями шейку и щебечет глупости, наверное, новости про французский маникюр за трахом обсуждает, и при этом еще старается удержаться на коне)
Анна едва не плакала от дерзких ласк (без вазелина-то больно), заставляющих ее забыть обо всем. Ощущать мужа внутри себя было высшим блаженством, но ей мучительно не хватало темпа, медленные движения Владимира не вели ее вверх (приподнял бы), они мучили ее своей неспешностью. (Вот так и родилось выражение "шило в жопе";)

- Быстрее, - простонала она и прикусила губу, не веря, что сказала это. Барону достало сил (что значит "достало сил", тоже русским плохо владеешь? Нет времени учить язык, когда чемпионат по онанизму на носу.) улыбнуться, и он сжал коленями бока Грома, посылая его рысью (на хрен). Стоны девушки стали громче, дыхание чаще, она отпустила поводья, положив руки на бедра мужа (она же спиной к мужу сидела? Или она была гимнасткой?), прижимаясь к нему всем телом, запрокинув голову. Владимир чувствовал, что ей не хватает совсем немного до ослепительного мига (МИГ-29 уже вылетел на истребление фикальщиц), и из последних сил сдерживал себя, желая сгореть в пламени страсти одновременно с женой (в засаде кто-то сидел с огнеметом? Это был человек из Green Peace'а, он защищал лошадок от морального разложения неудовлетворенными аффтаршами). Еще крепче сжаты колени, и вышколенный конь пошел галопом, несясь как ветер, даря двоим всадникам удивительное чувство единения друг с другом. Анна почувствовала, как внутри все сжалось, а потом резко отпустило, от этого по щеке скатилась сладкая (у Анны диабет?) слезинка наслаждения, а сильные руки, прижимавшие ее к телу мужа, ласкали нежную плоть, продлевая удовольствие, не выпуская ее из жаркого плена. (Владимир еще и онанировал?)
Владимира объяло пламя. Он уже подарил жене частичку себя (говоря русским языком, кончил), но не хотел покидать теплое тело, все еще желая ее. Ее ответ показывал ему, что она тоже хочет чтобы он не отпускал ее. Барон доводил жену и себя до изнеможения, шепча на все лады ее имя, (крыл на все лады) твердил как сильно он любит ее (вам не кажется странным, что в фикусях Рондульки Владимир во время еппли пиздит без остановки?), доказывая это каждым своим движением. Анна облизывала губки (которые она бреет в твоих фиках?), постанывая в ответ на его ласки, не отдавая себе отчета в том, что ласково зовет мужа по имени.
- Владимир… Володя… Володенька… милый… я люблю тебя… люблю… Володя…
От звуков нежного голоса, впервые так произносящего его имя, Владимир терял голову. Впервые Анна назвала его не полным именем (неполным пишется слитно, хотя когда учить русский? Все время на онанизм уходит) и это грело душу. Он остановил коня, спрыгнул сам и поставил жену перед собой. (То есть во время секаса он резко прервался, вынул, и все ради того, чтобы посмотреть на жену. ) В серых глазах все еще клубился туман страсти (восстание мутантов), нежные губки зовуще приоткрылись (Рондуля, раз ты так любишь детали, то объясни, о каких губках тут речь, которые Анна старательно бреет в твоих фиках, а затем показывает?), тонкие руки оплели его шею. Анна едва стояла на ногах от пережитого (она от пережитого еще и пару дней сидеть не сможет), обхватила мужа, чтобы не упасть и почувствовала на своих губах его поцелуй. Владимир ласкал ее ротик (ЛНФ, вот почему все пишут ротик и никто не написал жопик? Или Рондулька думает, что чем больше ЛНФ она использует в фиках, тем романтичней будет ее нытье про неслучившийся секас в реале?) языком, плавая на грани реальности. (Плавать на грани, сильны оборот, Стивен Кинг обзавидовался ) Постепенно поцелуи стали легче, сдержаннее, они оба немного пришли в себя. Анна смотрела ему в глаза сияющим, чуточку смущенным взглядом, не скрывая своего удовольствия. (Владимир, если бы Вы знали, как хорошо меня Вы отодрали!)В темных глазах Владимира все еще плясали язычки пламени недавней страсти.
- Я знала, что вы бесстыдник, Владимир, но не знала, что настолько. – Анна пыталась говорить укоризненно, но ее улыбка выдавала ее с головой. (Этой бабе не угодишь!)
- А я не знал, что у меня такая жена. – улыбнулся в ответ барон.
- Какая? – нахмурилась Анна.
- Такая, которая мне нужна. – Владимир по одному целовал тоненькие пальчики и узкую ладошку. Анна довольно улыбнулась.
- Нам пора домой наверное.(Да ладно, можно с конем залезть на Корфа и поупражняться в камасутре и поставить перед словом «наверное» запятую) – с сожалением вздохнула она.
- Надеюсь, вам понравилась прогулка? – барон взял ее лицо в ладони (фильм "Без лица";) и снова прильнул к губам жены.
- Да. – шепнула Анна, когда их губы расстались. (Упсь, губы расстались и долго махали друг другу руками на прощанье)
- Тогда нам просто необходимо будет повторить ее. Может быть завтра? – в голосе прорезались мечтательные нотки.
- Пожалуй. – согласилась Анна, прижимаясь к мужу.
Домой добрались довольно быстро, забрав на обратном пути Ромашку, дожидающуюся их на лужайке. Владимир подсадил баронессу в седло белой кобылки, и они обменялись лукавыми многозначительными взглядами. (Владимир и кобылка, о, какое горячее будет продолжение фика!)
- Завтра мы возьмем только Грома. – пообещал Владимир. (Гомо-зоо любовь?)
- Ох, барон… - покачала головой Анна и не смогла сдержать улыбку.

Один из отзывов половозрелых неудоволетворенок:
Мимоза:

Да! Такую прогулку необходимо повторить! Это что-то новенькое - занятие любовью верхом на лошади! (МИУ полные штаны, первый трах в жопик без смазки, сломанный половой член от дикой скачки, ну и еще всякие неудобности. Разве лишенная радостей секаса читательница думает об этом? Она смакует в своем больном мозжечке описания сунул-вынул и миукает, миукает, миукает!)


@темы: стеб, рондины фикуси, маразм, йуный аффтар, жестокая порна, Бедная Настя

20:57 

Потуги йуного порноаффтара: "Два года жыстокой порны"

Люблю стеб!
Сегодня мы постебемся над фиком МАСТЭРА наяривания одной левой порнофикусь.

Название: Нежность (Про нежность. Вспомнив, что Рондулька у нас первая неудоволетворенка в фандоме, название фика может иметь двойное значение – про нежность в промежности)
Автор: зоофилка Ронда
Герои Владимир, Анна. (в этом фике нет секаса с животными, удивительно, да?)
Примечание: короткая зарисовка. (Заунывное месиво из бабских фантазий) Действие происходит спустя 2 года после свадьбы.

Владимир проснулся среди ночи. Лунный свет заливал комнату, Анна не любила темноту, и поэтому шторы не задергивали. (Что делал Владимир, когда была облачность, и на небе не было луны? Зажигал в спальне свечки, чтобы спать при свете и вони?) Владимир едва уловимо улыбнулся. (Неуловимая радаром улыбка) – Анна… неслышно произнес он, (неслышно сказать, это сильно) приподнимаясь на локте. Нежная кожа серебрилась (алюминиевое покрытие?) в призрачном свете (Свет почему призрачный? Мертвые с косами прибежали в спаленку посмотреть порнотриллер в исполнение В и А?), ресницы бросали полукружья теней на щеки, маленькое перышко на подушке трепетало от спокойного дыхания спящей. (Все поняли, что тут надо начать вопить "МИУ!" ;) Нежность захлестнула его, заставила протянуть руку и осторожно прикоснуться к светлым волосам. Его всегда ошеломляло это ощущение, с самого первого раза, когда он дотронулся до них. (Владимира прикалывало вытирать об Аннины волосы руки). Мягкие и нежные, словно драгоценный мех, они ласкали его ладонь. (Точно, у Анны волосы, за которыми она ухаживает, растут, как мы помним по фику Скорпиошки, на плечах, драгоценный мех девушки-йети, почти что зоофик) От этого прикосновения в животе начинали копошиться горячие искры (какой романтИк, КОПОШАШИЕСЯ искры в животе, это, Рондуля, глисты называется), разбегаясь по всему телу. Владимир тихо вздохнул, наслаждаясь прикосновением, невесомо поглаживая локоны, раскинувшиеся по подушке.("Локоны, раскинувшие по подушке" - это типичный оборот из романов, для тех, кого не факают.) Он осторожно придвинулся вплотную к жене, просунул руку ей под голову и прижался грудью к узкой спинке (ручки-ножжки, читатели, вы не против, если я такую лексику буду называть – "Лексика Неудовлетворенных Фикалиц", ЛНФ ). Анна не проснулась, только слегка поерзала, (опять романтИк, поерзала!) устраиваясь поудобнее на его руке и при этом коснулась попкой его напряженной плоти. (Екарны бабай! Так поерзала, что чуть на болт не натянулась! Какая жестокая порна!) От этого прикосновения в глазах засверкали звезды (кремлевские?), желание заставило его содрогнуться, мышцы живота напряглись до каменного состояния (да это перитонит скрутил Владимира), кровь застучала в висках. Владимир усилием воли овладел собой (какой волевой онанист) и медленно сомкнул руки, обнимая нежное тело. (Все уже догадались, какую часть своего тела обхватил Владимир?) Ее запах сводил с ума, так пахла только она, ей не нужны были духи, они лишь заглушали чистый запах ее кожи и волос. (Можно представить, как пахло от девушки-йети с шелковистыми волосами на плечах и алюминиевым покрытием на голове) Владимир отодвинул длинные волосы (с плеч) и бережно прижался губами к хрупкой шейке (ЛНФ). Анна манила его к себе, особенно, когда лежала рядом с ним обнаженная. Сегодня она не надела даже сорочку, тонкую как паутинка, почти неощутимую, но все же мешающую ему прикасаться к ее атласной коже. (Атласная кожа, меховые плечи, стеганая куриная грудка) Владимир действовал медленно и осторожно. (Прямо-таки шпиён!) Он еще немного подтянул Анну к себе, прижимая спиной и заставляя согнуть колени. (И после такой принудительной гимнастике девица не проснулась?) Вздыбленная плоть (и-го-го!) почти стонала (Блин, тут еще и поющие члены! Прямо-таки ВИА "Поющие пиписки";), когда он медленно погрузился в ее лоно.(Рондуля что-то врет, она же к нему спиной лежала, он согнул ей ноги. Что за камасутра, после которой нельзя проснуться?) Владимир боялся, что Анна проснется (Обычно, когда Анну дерут во все дырки, она спит как убитая. Я уже поняла, что это физиологическая особенность героини) и испугается его горячности, даже спустя два года после свадьбы она не могла привыкнуть к его ненасытности. (За два года траха она не привыкла? К поющим и игогочущим членам трудно привыкнуть ) Он видел некоторую настороженность во взгляде прозрачных серых глаз, когда начинал заигрывать с ней днем. Владимир знал, что ей хорошо с ним, но она словно стыдилась этого и не особо потворствовала его желаниям. А ему хотелось доводить ее до сумасшествия, заставить ее полностью отдаться ему, раскрыться (купил бы ей кресло гинеколога и игрался бы в доктора), но ее взгляд неизменно останавливал его.
Анна боялась, что утонет в волне любви и нежности, которая поднималась в ней, стоило только увидеть мужа. Он был настолько красивым, что она никак не могла поверить, что он теперь принадлежит ей. (Типичная ситуация в фиках неудоволетворенок) От его ласк и поцелуев она так легко теряла голову, что пугалась этого состояния счастья. Любить его еще больше казалось невозможным, но после каждой ночи ее чувства только усиливались. Она боялась потерять себя, захлебнуться в море своей любви (спермой захлебнуться?), только поэтому она не позволяла мужу лишний раз поцеловать себя. (Теперь ясно, почему муж опаивает жену снотворным и трахает по ночам, днем-то ласки фиг дождешься) Она старалась держать себя в руках (онанизм был слаще мужика, ну это типичная проблема Рондули и Скорпиошки), но не могла этого делать (да, одно с другим совмещать сложно) когда его губы прикасались к ее коже. Все два года замужества Анна больше мечтала о своем муже, чем позволяла ему осуществлять ее мечты. (Запущенный случай, живет с мужем, хочет мужа, но к процессу приступить не хочет) Она боялась, что если Владимир узнает о силе ее чувства, то она станет еще больше зависеть от него, будет с надеждой ждать каждого взгляда, искать его внимания. Меньше всего на свете она хотела навязываться ему и чувствовать свою ненужность и его снисхождение. (Что за переживания старой девы?) Анна слишком хорошо насмотрелась на семейную Романовых (Анну надо было гнать на работу, а то насмотрелась шоу "Дом-2" и стала фигней страдать), в которой жена боготворила мужа, а он изменял ей направо и налево, изредка снисходя до нее. А глупенькая дурочка (Надо же, удивительно, что дурочка глупенькая, обычно все дурочки умные, а тут – гляди, глупая дурра попалась) смотрела на него влюбленными глазами и не желала ничего замечать. Анна лучше бы умерла, чем выносить такое положение вещей. (Лучше умереть нетрахнутой - это кредо Скорпиошки и Ронды)
Но нежность накрывала ее с головой, стоило Владимиру оказаться с ней в одной комнате, посмотреть на нее удивительными глубокими глазами или спросить что-нибудь низким ласковым голосом. (Молилась ли ты на ночь, Дездемона?) Анне казалось, что ее сердце разорвется, не в силах вынести столько любви, когда Владимир сделал ее женщиной.(Ронда, у тебя такая рефлексия по поводу траха, к доктору ходить не пробовала?) Она больше не позволяла ему бесстыдно трогать себя, останавливала его ловкие умелые пальцы, дарящие ей наслаждение, не позволяла требовательным нежным губам погрузить ее в дурман удовольствия. (Комплекс монашки)
Этим вечером Владимир так жадно смотрел на нее, что она не стала надевать сорочку, а забралась под одеяло обнаженной. (Подразнила и отшила. Комплекс блудливой монашки) Владимир же всегда спал без одежды, что первое время ее очень смущало. (Секас не смущал, а голый мужик смущал) Все произошло по правилам, установленными ей самой. (Каждый пункт был оговорен в брачном контракте? Куда вставлять, сколько раз и с какой частотой?) Владимир взял ее быстро, почти не лаская и не целуя, так как она хотела. Вроде бы он делал все так, как она хочет, но почему же она чувствует себя такой несчастной? Анна немного поплакала в подушку и заснула. (Девочке-то к сексологу прямая дорожка, как и аффторше) Ей приснился изумительный завлекательный сон (уси-пуси), Владимир обнимал ее, проводил горячими ладонями по ее телу, по бедрам, по груди, целовал ее в шею, в спину и наконец вошел в нее мягко и осторожно. От его вкрадчивых движений по телу разливалась теплая истома, хотелось еще и еще. Анна вздохнула (опять трахают) и проснулась.

Владимир ласково погладил упругую грудку (куриную?), мягко покачиваясь в тугой влажной теплоте. Анна вздохнула, и этот вздох отозвался во всем его теле огненным шквалом (отрыжка после сытного ужина). Он толкнулся (в автобусе толкаются, неудовлетворенная ты Рондулька!) чуть резче и услышал сдавленный стон. Тонкие пальцы обхватили его запястье, нежное тело напряглось, золотистая головка (у Владимира золотистая головка? Это все из-за золотистого стафиллококка) откинулась назад и его имя сорвалось с пленительных губ. (Какой-то секс мутантов, половые органы разговаривают, откидываются, игогочут и стонут, Рондуля, дуй к врачу, пока не поздно) Владимир, ободренный такой реакцией (ТАКОЙ реакцией???), крепче прижал жену к себе, целуя ее в шею. Его толчки снова стали мягкими (Толчки? Рондуля, срочно займись секасом! Что такое мягкие толчки? Туалеты с мягким ободком унитаза?), нетребовательными (требовательный толчок, это платный туалет?) и Анна расслабилась в его руках. (Посидела на толчке и расслабилась)
- Анечка, прости меня, я не сдержался. (Прости, не сдержался, отымел) - нежно прошептал он, щекоча дыханием ее ушко. (ЛНФ)
- Владимир… - Анна повернула к нему голову. Он с удивлением увидел слезы, блестевшие в ее глазах.
- Что случилось? Я сделал тебе больно? Я обидел тебя? (Нет, все в порядке, подумаешь, драл толчками восставшим на дыбы игогокающим членом) – Владимир недоумевая, остановился.
- Нет… нет… ах, Владимир, я так боюсь… - Анна всхлипнула.
- Боишься меня? – он хотел покинуть ее тело(душа, покинув ее тело), но она не позволила, удержав его за руку.
- Боюсь потерять тебя. Боюсь, что надоем тебе, и ты оставишь меня. Найдешь себе кого-нибудь… - ее голос прервался, и слезинка выкатилась из уголка глаза, оставляя мокрую дорожку. (Анна просто не испытала оргазма, поэтому и ревет. Неудовлетворенная, бедная девочка!)
- Анечка, о чем ты говоришь? Мне нужна только ты. Я даже не замечаю других женщин. Ну откуда такие мысли? – Владимир снова начал медленные движения, осушая губами дорожку слез. (ЛНФ)
- Я так люблю тебя, Владимир. – глаза Анны наполнились нежностью.
- Правда любишь? – он остановился. (Что за дискуссия во время секаса?)
- Да. – Анна напряглась, ожидая продолжения.
- Тогда почему ты не позволяешь мне делать то, что я хочу? – Владимир внимательно смотрел ей в глаза.
- А чего ты хочешь? (Мужик в бабе и на бабе, а она так и не поняла, чего он хочет) – она судорожно сжала простынь. (Че сжала?)
- Я хочу… - Владимир вышел из нее (а дверь закрыл?) и развернул Анну лицом к себе. (Читатели, я так и не поняла, в какой же позе они были!) – Я хочу целовать тебя. Всю. Хочу гладить и ласкать тебя не только ночью, но и днем. Хочу, чтобы ты доверилась мне, Анна, чтобы ты перестала бояться меня.
- Я… я доверяю тебе. – прошептала она, отводя глаза и заливаясь краской смущения. (Да, похотливые целки – это особенность каждого миушного фика)
Владимир погладил ее по щеке и заставил посмотреть себе в глаза. (В глаза смотреть, лежать-бояться!)
- Не останавливай меня сегодня. – произнес он, накрывая ее губы своими.(И всем вопить МИУ!)

Два года спустя после свадьбы жена шарахается от мужа и при этом тайно желает его, муж переворачивает спящую жену и факает в непонятной позе, жена при этом не просыпается (бутылочка-непроливайка и жена-непросыпайка), когда жена все-таки просыпается, муж продолжает ее факать, прерываясь на гамлетовские выяснения отношений "быть или не быть". К врачу, Рондулетка, к врачу! Вместе с кодлой тех, кто считает тебя великой писалкой эротики.

@темы: стеб, рондины фикуси, йуный аффтар, жестокая порна, Бедная Настя

11:48 

Потуги йуного коллажиста № 7: Силиконовые булки

Люблю стеб!
Наша Скорпиоша обиделась, что мы называем ее то неудоволетворенной и решила показать нам, что это не так, разместив у себя в дайри результат одного из любительского теста. Подобные тесты встречаются в сети на каждом углу. По тесту она просто Богиня Любви и Секаса!

Ваш архетип – Любовник (хорошо тебе тест польстил, самооценка сразу поднялась, но фики от этого лучше не стали)
Ценности: сексуальность, страстность. (Страстность и сексуальность выражается в наяривании одной правой порнофикакушек)
Потребности: чувственность. (Потребности: читать порно и зоопорно фикаки и вопить «Миу», почувствовав приближение оргазма)
Мотивация: эмоциональность, искусство. (Искусство и Скорпион – вещи противоположные. Мотивация Скорпиного творчество – естественное скорпиошкино желание получить как можно больше лизаний в зад для получения оргазма)
Проявление архетипа: Стремление всегда быть симпатичным для окружающих (обсирать форумчан), склонность к проявлению бурных эмоций (неиссякаемый словесный понос). Душа компании (анус своего форума), стремится быть в центре внимания (если в центре внимания Скорпиошке быть не удается, она разжигает скандал на ровном месте и чувствует себя пи…, ой, звиздой!). Общительный, интересный собеседник, (Да, Скорпиоша, с тобой очень интересно общаться, ты не умеешь отстаивать свою точку зрения, поэтому кидаешься на оппонента, поливая его оскорблениями), легко находит общий язык. (Свой язык Скорпивошка находит всегда, потому что обычно он всунут в зад зоофилки Ронды) Ценит прекрасное. (Зоофильские фики) Склонен к импульсивности. (Словесный понос)
Стиль управления: эмоциональный. Ориентирован на яркие впечатления. (Управлять Скорпиошкой просто: взять и отвесить ей пинка под жирный зад. Тот час затыкается)
Предположительная ориентация деятельности: реклама, мода, искусство, психология, музыка, дизайн, автор. (Сидеть в смирительной рубашке в дурдоме и молчать!)
Лучшее проявление: талантливый, творческий человек. (Лучшее проявление Скорпи чуждо)
Худшее: скандальность, эпатаж. (Для эпатажа тоже нужен мозг, худшее проявление Скорпиошки – скандальность, истеричность, скудоумие и ограниченность)
Символ: танцор (вошка)
Воплощение: Венера, Афродита, Дионис. (Скунс-вонючка, неопасный, но сильно портит воздух)
Стихия: Вода. (Палата в психоневрологическом диспансере)

Вот очередной КАЛлаж (взяла у своих преданных читателей это умное слово, для характеристики творчества Скорпиошки). Конечно, Скорпиоша не озабоченная, что вы, она и сисек-то силиконовых на картинке не увидела, только чисто платоническую любовь!



@темы: стеб, потуги в фотошопе, йуный аффтар, жестокая порна, Бедная Настя

19:00 

Потуги йуного аффтара: Один раз не ******* или Скорпиоша пишет про секас

Люблю стеб!
Название: "Волшебный сон" (очередной дряблый дрябл, с вкраплениями Скорпиошкиных эротических мечтаний, ценителям литературы, людям с утонченным вкусом лучше не читать! Присутствуют гомоэротические намеки. Желающим приобщится к бреду йуного аффтора лучше приготовить тазики.)

Просыпаться оказалось неимоверно (прямо-таки неимоверно?) тяжело. Да, вчерашняя попойка, разумеется, давала о себе знать, но было еще что-то. То, что свинцом налило голову, буквально (а что не фигурально?) склеило веки (это был канцелярский клей, которым Владимир занюхивал водку), отдавало во рту противным (даже написать стыдно, это был вкус протиииивного) привкусом металла (упс, это были ролевые садо-мазы игры). Владимир Иванович Корф (а он, оказывается, успел открыть паспорт и прочитать свое имя-отчество!) усмехнулся про себя: уж не довелось ли и ему, как прежде покойному батюшке, отведать яду (если он разлепил глаза и пытается рассуждать, то пациент скорее жив, чем мертв), припасенного княгиней Долгорукой? (Нет, в отличие от папаши он выпил и выжил, правда, немного поголубел) Ну, или хотя бы сонного зелья? Ведь ему нынче снились странные сны. Грезилось отчего-то: он не один в спальной. Женщина, нелюбимая и даже нежеланная, (я угадала – голубое зелье, раз сны с приставаниями женщины Владимир считает странными) делила с ним постель, гадко ухмыляясь своим коварным планам. (Сбить с голубого пути нежного гэя!) А он всё силился разлепить глаза, взглянуть на нее – и не мог. Хотел разомкнуть губы, (пацанчику рот скотчем залепили!) позвать кого-то – и снова сил не хватало! (Помогите, помогите, меня женщины насилуют!) Теперь те сны стали похожи на кошмар, из которого невозможно выбраться. (Да, сны про секас с женщиной для голубца будут пострашнее фильмов про Фредди Крюгера и девочку Садако из японской канализации) Всё позади (нет, в данном случае, все было спереди, что-то лажаешься ты, Скорпиоша, было бы позади, Владимир вспоминал бы сон с наслаждением), он проснулся, живой и здоровый (по крайней мере, относительно), и уж точно один. Один ли?!
Слабо пошевелившись, Владимир пришел к выводу, что всё же рядом кто-то есть. (Истина где-то рядом, как гласит слоган фильма "Секретные материалы" ) Худенькая женская спинка (а где ручччки и ношшки?) прильнула к его боку, но саму женщину было невозможно разглядеть за одеялом. Пришлось покоситься в сторону зеркала и тут же недоверчиво выдохнуть:
- Анна?! (Зеркало сразу запотело)
Черт, да что ж это такое? В том сне был кто угодно (сны про групповуху), но не она, не хрупкая воспитанница его отца, без памяти любимая им с детских лет, не предмет постоянных придирок и насмешек, заноза в сердце, не роковая одалиска, навязанным ей танцем поставившая его на колени… Но сейчас, здесь, в этой кровати под темно-красным пологом (о, эротические мечты Скорпиошки - секс под пологом темно-красного цвета)… это ведь Анна! Значит, кошмар просто превратился в сладкий сон, и в этом сне можно всё…
- Анечка… - протяжно выдохнул барон (а теперь подумайте, как от него несет этим сонным зельем), притягивая (упс, хоть не натягивая) поближе спящую девушку. – Аня, ангел мой…
Мужские губы (один вопрос напрашивается, Владимир – гермафродит? Епрст, да лучше просто был бы п*дарасом!) нежно прильнули к изгибу шейки (вот это акробатика, я даже как-то забыла задать традиционный вопрос про ручки-ножжки-бритые ладошшшки), попутно коснувшись спутанных переплетенных волос, так и не расчесанных, видимо, перед сном. (Видимо, девушка была неряхой) Красавица сладко (сюсюсю) прошептала его имя и выгнулась (вы читаете триллер "в постели с Кабаевой" ), подставляя шейку (руччки-ношшшки) новым ласкам. (Ути-пусичная лексика и хроническое отсутствие секса у Скорпиошки начинают править балом, то есть фиком!) Владимир почувствовал, что окончательно теряет самообладание. От ее покорности, от сонной неги, от теплоты желанного тела темнело в глазах. Платье же открывало шелковистые плечи (Ого, так это была девушка с очень волосатыми плечами! Отметьте, за волосами на плечах она ухаживает, они выглядят шелковистыми, в отличие от нечесаных волос на голове. Страшно подумать про другие части тела!), поощряя, одобряя, умоляя барона быть еще более нескромным. Это же сон! Прекрасный сон, в котором можно всё.
Простонав сквозь стиснутые зубы имя любимой (А что так? Простонав, еще и сквозь зубы? Неужто геморрой открылся?), Владимир рывком развернул ее к себе, потянулся, было, к шнуровке корсета, но тут же рассудил, что это лишнее, и просто нетерпеливо потянул тонкую ткань (Скорпиоша, перед тем как разражаться оборотами из бабских романов для тех, кого годами живет без секса, представь процесс. Он не стал развязывать корсет, то есть не стал раздевать девушку, а решил просто задрать ей платье. Тогда зачем тянуть тонкую ткань? И вообще что это за тонкая ткань? Владимир так хотел женщину, что стал тянуть на себя простынку?) – всё произошло так быстро, не успел даже подмигнуть зеркалу вездесущий солнечный лучик (Оборотец оценили? И заметьте, у Владимира серьезные сексуальные проблемы, не успел из-под бабы вытащить простынку, а уже свершилась преждевременная эякуляция). Анна застонала в настойчивых мужских руках – и проснулась.
- Господи! – взвизгнула (истеричка), испуганно гладя на отпрянувшего от ее обнаженной груди мужчину (Так он ее все-таки раздел? Он же не стал развязывать корсет? Займись ты сексом, хоть раз в жизни, прошу тебя, твои фики читать невозможно, бред какой-то, нет ни логики, ни смысла! Почему мужик от голых сисек отпрянул? Понял, что голубое братство измены не простит?), залилась краскою (ою-ою, ною-вою) стыда и поспешила хоть чем-нибудь прикрыться. – Как вы можете? Как вы посмели?! Как вы…(Героиня-то особо блудливая тетка, к мужику в кровать легла, а после секса стала читать лекции о морали. Спрашивается, зачем она вообще залезла в кровать к мужику? Наверное, Библию на ночь хотела вместе почитать. Все, я поняла, секса-то не было, тетку не удовлетворили, сейчас она мужика сожрет!)
От негодования все слова разлетелись вдруг подобно стайке маленьких птичек, завидевших коршуна. (Тут озабоченные половозрелые мадамки должны начать миукать от умиления оригинальным филологическим оборотом!) Анна не могла сказать ничего, лишь беспомощно глотала ртом воздух. (Это она сперму доглатывала.) Владимир тоже ошарашено замер (ошарашено замер, это где так учат говорить, в фаллологическом университете? ), по-прежнему удерживая красавицу в своих руках. (Он же от нее отпрянул!) Он же осмелился заговорить первым:
- Но ты сама пришла ко мне! – а разочарование уже заныло в душе: это не сон, ничего не изменилось, он нелюбим, а теперь, возможно, и вовсе будет противен. Да, несомненно, будет! Иначе Аня не шмыгнула бы сейчас милым носиком (милый носик, а где же милые гуппки, милые ножжки, милые руччки?), расстроено шепча:
- Это всё Полина! Сказала, не может до вас достучаться, спросить, подавать ли завтрак. Я разволновалась, пошла прямо в спальную, а тут… - девушка прикусила язычок. Не слишком-то хотелось вспоминать наглую улыбку высокомерной горделивой полячки, устроившейся в постели хозяина дома. (Ты че, растистка, чем тебе поляки не угодили?) Ее слова до сих пор звучали в ушах: «Не слишком вежливо так врываться в чужую комнату, милочка. Вы же видите, барон спит. Он слишком устал нынешней ночью…» И как только Анне удалось тогда сдержаться, не запустить в эту негодницу (вот уж точно, стерва, нежного гея с пути истинного пришла сбивать!) тяжелым канделябром или хотя бы увесистой книгой? Выпроводить Ольгу оказалось непросто, но ситуация требовала разъяснения. Только барон никак не хотел просыпаться… Слуги уже вовсю сновали по дому туда-сюда, лакеи тушили светильники, горничные накрывали на стол, Варя грохотала на кухне тяжелой утварью (включила перфоратор и газонокосилку, удивительно, что в дворянском доме такая слышимость, то, что творится на кухне прекрасно слышно в барской опочивальне) – и лишь Владимир не открывал глаза, хотя бывшая крепостная со слезами на глазах пыталась разбудить его снова и снова (бывшая крепостная совсем идиотка? Мужик спит, она пришла его будить, зачем, спрашивается?). Тогда-то она и решила прилечь рядом. Вернее, думала, что несколько мгновений отдохнет, прижавшись к нему, вслушиваясь в почти незаметное дыхание, а затем уйдет и велит Грише съездить за доктором. (Вот как это называется, я мимо шла, полежать зашла, ой, отчего растет живот, разве кто-то в нем живет, если это не глисты, значит, это сделал ты!) Ведь просто не может сон человеческий быть настолько крепок! (Что-то бывшая крепостная очень тупая особа в этом фике.) Пусть Илья Петрович приедет… И обязательно поможет, что бы ни произошло с вредным, неверным бароном.
Это было неплохой мыслью (это не мысль, это мозговая отрыжка), но разве Анна хоть когда-то могла представить, как сладко лежать в ЕГО (не злоупотребляй капсом не по теме в своих онанистических фиках) объятьях, как истома норовит смежить веки, а в голову лезут картины, одна запретнее другой? (В такую голову может влезть только полкомикса) Как она удосужилась заснуть? (Скорпивоша, ты пихаешь в фик все непонятные высокопарные слова?) Не иначе, дала о себе знать бессонная вчерашняя ночь. И это пробуждение от пылких мужских ласк (Девка-то была целка и дурында, где там ласки-то? На полпути мужик кончил, один раз шейку послюнявил и все) – она же будет до конца жизни сгорать со стыда, вспоминая его. (Да первый секс, первый раз и такой позорный) А еще потому, что будет желать просыпаться так каждое утро… (Никому не пожалела бы такого убогого секса, даже тебе, Скорпиоша)
- Отпустите меня, Владимир Иванович. – Прелестница (тогда уж шалавница, Скорпиоша, ты хоть определись, кто у тебя главная героиня: приличная девушка или раскладушка-поблядушка) приняла независимый вид (я независимая женщина, я должна бороться за свои права, и вообще, мне уже асфальт укладывать пора!), точно не она лежала сейчас в разорванном смятом платье (когда платье успело разорваться? Скорпиоша, ты совсем завралась) в постели мужчины, чья дурная слава всегда бежит впереди его самого. – На дворе уже давно день, и я должна… (Да, ты по жизни должна)
В этот миг Владимир будто очнулся ото сна. Вернее, проснулся по-настоящему. (В натуре и без базара) Улыбнувшись едва ли заметно, уголками губ, он медленно покачал головой.
- Подождите, Анна… (Сейчас будет акт номер два)
Отчего-то подумалось вдруг: он не помнит, чтобы раздевался, и все-таки лежит тут совсем без одежды. А на Ане это дурацкое платье, от которого всё сильнее хочется избавиться! (Владимир пришел в себя, вспомнил, что он – голубой, а все геи раздражаются, когда женщины носят некрасивую одежду) И она шептала – пусть даже и во сне – но его имя!
- Подожди… - повторил он тихо, - ты волновалась за меня. (Волновалась? Кажется, девочка вообще ни за что не волновалась) Я… хочу поблагодарить… (Лучше деньгами)

Последовавший за этим поцелуй едва ли можно было назвать просто благодарным… (Какой неблагодарный поцелуй, пратииивный!)

Гхе-гхе, вот это дряблый дрябл! О чем он? О том, что телочка влезла в чужую постель, но хороший секс ей обломился. Надо знать, к кому в кровать прыгать. Фик было очень трудно читать и понимать из-за отсутствия логики. При чем тут поляки и Полина, еще бы Чипполино приплела "я цыбуля, я Чипполо, вырос я в Италии", групповой секас, что ли? Слюнявые эпитеты и пафосные выражения только ухудшают ситуацию. Про секс Скорпиоша пишет так скомкано и сумбурно, словно боится писать на данную тему. И то верно, сколько можно обслюнивать эту тему, пора уже идти на практику, а то время идет, жизнь проходит, а ничего, кроме фиков "она открыла милый ротик и он сунул туда свой милый членик" в жизни не происходит.
И после таких убогих фиков Скорпиоша вякает, кто пишет по канону, а кто канон не соблюдает. Вот яркий пример макания канона в грязь. Герои фика – дегенераты, что вряд ли совпадает с каноном сериала. Как так, Скорпиоша, ты ведь так ратуешь за чистоту канона? За слова-то отвечать придется. Бесплатный совет Скорпиоше: начни читать книги. Не зоофилические потуги неудоволетворенки Рондульки, а книги. Начни с русской классики, потом почитай зарубежную классику. Для общего развития и для понимания, что такое литература, а потмо уже и советы давай, как фанфики писать.

@темы: фикуськи скорпиошки, стеб, йуный аффтар, жестокая порна, дрябблый дряббл, Бедная Настя

12:47 

Потуги йуного коллажиста № 1: "Алтарь нашей любви"

Люблю стеб!
Шарилась я тут в дневнике моей обожаемой Скорпиошки и нашла такой чудесный коллажик на наболевшую для автора тему. “Алтарь нашей любви” рассказывает, как устало уже третий час подряд герой, настоящий самец, вертит в руках телочку, ища заветное отверстие. Волосики героини, вопреки законам гравитации не свешиваются вниз, а торчат вверх. Я про те волосы, что на голове, пошлячки!

Вопрос: Оцените Скорпиошкины старания в фотошопике.
1. Вау! Жыстокая порна! 
1  (11.11%)
2. А куда он ее? 
2  (22.22%)
3. Фигня, тема сисег не раскрыта 
3  (33.33%)
4. Фииии. Скорпиошка могла бы учебник по биологии для 10 класса прочитать, чтобы узнать, как это происходит 
0  (0%)
5. Ржунимагу! 
3  (33.33%)
Всего: 9

@темы: потуги в фотошопе, йуный аффтар, жестокая порна, Бедная Настя, стеб

17:16 

Потуги йуного порноаффтара: Вэбратор-перфоратор

Люблю стеб!
Дорогие читательницы, я, Бака Барабака, приготовила вам подарок! Предлагаю вам окунуться в мир жесткой порны, вкусить сладость извращений над русским языком, посмотреть, как размножаются мутанты, не буду вас томить – предлагаю вам прочитать отрывок из порнотриллера йуного аффтара Ронды. Не все ж Скорпиошку стебать, пусть отдохнет. Ронда как-никак аффтар, на которого, оказывается, равняется наша Скорпиошка. (Оно и заметно!) Что ж, два сапога – пара. Ни одна по-русски говорить не умеет, зато как других опускать, так первые. Я хотела обстебать фик побольше, но первые две страницы просто со смеху каталась. Всегда думала, что эротические фики пишутся для возбуждения, а тут такое попалось, что можно неделю анекдоты не читать, поэтому сегодня фик поменьше.
Фик небольшой, я убрала описание “как Ольга лежала в кровати и думала”, чтобы не мешать вам наслаждаться главным действием.

…Полежав еще немного, она придвинулась к Владимиру и погладила его по руке, но он не пошевелился. (Если бы прикладом врезала, сразу бы зашевелился.) Она прижалась к нему всем телом, касаясь его плеча жаркой грудью. Ее руки начали свое путешествие (и шли они тридцать дней и три года) от его шеи вниз к животу (грудь Ольги находилось на уровне плеча Владимира, руки дотянулись до низа живота, это что ж у нас, карлик и гулливерша в одной кровати?), Владимир вздохнул и передернул плечом (а я думала – затвором!). Ольга не сдавалась, ее пальцы нежно гладили низ живота, подбираясь все ближе к его мужской гордости (Ронда, ты про пЭнис?). Под ее ласками вялый, безжизненный отросток (если Ронде приходилось иметь дело с мужчинами, у которых вместе того самого органа отросток, то я ей сочувствую, а почему безжизненный? Муляж?) стал наливаться силой, расправляться (сказка о расправленном члене) и уже довольно скоро в ее руке лежал мощный инструмент (отбойный молоток?).
- Ого, с этим у барона тоже все в порядке (с отбойными молотками в порядке, надо поискать перфоратор), - подумалось Ольге, - в постели с ним должно быть хорошо, он сможет доставить мне удовольствие… (Ольга нашла вЭбратор в Вовиной тумбочке и решила воспользоваться им вместе безжизненного отростка Владимира)
Владимир пошевелился, по лицу пробежала тень недовольства. (Кто спал в моей кроватке и брал мой вЭбратор?) Он сделал попытку отмахнуться, но она не отставала. (Что ж она хотела сделать с Вовиком при помощи вЭбратора?) Тогда он перевернулся на живот, отвернувшись от Ольги, обнял подушку, его дыхание было спокойным и ровным.
Ольга была в ярости. Как он мог так поступить с ней! Просто отвернуться и продолжать спать! Он ответит за это. Она добьется, чтобы он женился на ней. Добьется… (Теперь и предположить страшно, как она заставит Владимира на себе жениться, про помощи волшебного вЭбратора-перфоратора?)

@темы: Бедная Настя, жестокая порна, йуный аффтар, рондины фикуси, стеб

Бедная Настя. Фанфики Анна и Владимир. "Творчество" йуных аффтаров

главная