• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: дрябблый дряббл (список заголовков)
21:43 

Потуги йуного аффтара: "Автобиографическая история Скорпи"

Люблю стеб!
"Ромашковый луг" (про конопляное поле мы уже читали, какими откровениями на этот раз нас порадует недолеченная Скорпиоша?)
Жанр: не то, что неприличная история, скорее уж приличная история о неприличной… ну, вы поняли (не томи, продолжай, неужто про собакофикуси?)
Примечание: специально для юбилея у спабаффовцев.орг, хотя по большому счету может пойти в любой фандом (Правдивая история о Скорпи и Ронде)
читать дальше
Блестящая зарисовка, тут даже мои комментарии не нужны, Скорпи очень хорошо описала себя и свою подружку-Ронду, обе словили славу онанисток фандома, засрали своими дрянными фиками рунет. И как правдиво описаны страдания Скорпиоши и переживания Ронды при написании фиков. Ох, не пролезет, а мы тогда вместо слона напишем про собачку, ой, у собачки маленький, тогда возьмем коника. И схавает пипал наши фикаки, и засвунит и обмиукает, самое главное не повторятся: сегодня с собачкой, завтра с конем, завтра просто в рот, послезавтра в рот на коне. Главное ведь – разнообразие места имения.

@темы: фикуськи скорпиошки, стеб, маразм, йуный аффтар, дрябблый дряббл

16:21 

Потуги йуного аффтара: Иногда йуный аффтар любит поныть

Люблю стеб!
Что я вижу, наша Скорпиоша совсем сдала как автор. Разместила в своем дневничке очередную дряблятину под названием "Засада", это дешевенькая аллегория под пафосном девизом – "ответ на злобу дня". Злоба дня у Скорпи всегда одинаковая – хроническое многолетнее отсутствие личной жизни. Вот и закипает злоба. Все кругом плохие, одна Скорпи хорошая. Читая это унылое говно под название "аллегория" (Скорпи, я помню, что ты очень плохо владеешь русским языком, но слово "аллегория" – это не синоним слова "говно", не надо писать "аллегория" перед своими фиками). Если бы я не знала о любви Скорпиоши поливать грязью тех, кто ей неугоден в своих потугах, то подумала бы, что под видом жирного Тролля она описывает себя, а под видом Червя - зоофилку Рондульку, которая жить не может, если ее не поцелуют в жирный зад, это ведь ее единственный способ получить удовольствие. Бака знает и поэтому сочувствует тому молодому человеку, который предпочел футбол, а не общество Скорпиоши, за что и был полит желчью и обозван Червем. Его друга Скорпиоша описала, как злобного Тролля.
Скорпи, мой тебе совет, если хочешь, чтобы мужчины не бежали от тебя табунами, перестань лить тонны желчи и относиться к миру как к говну, в котором ты, жемчужина, пропадаешь. Подумай, если ты живешь в говне, то, может, ты никакой и не жемчуг? Если у тебя, что ни день, так злоба дня, так и состаришься никому не нужной злюкой. И перестань размещать свои потуги под благородными тэгами "Проза и драматургия". Напряги остатки своего засохшего мозга и пойми, даже если ты сто раз назовешь свое говно шоколадом, оно в шоколад не превратится.
Скорпиоша, русским ты не владеешь, поэтому на этот раз ты решила скрыть свое незнание, блеснув незнанием японского языка? Но по-японски то самое слово пишется так - kawaii.
И еще один совет - научись любить мужчин, не все они Тролли, Черви и Козлы, а там, глядишь, и надобность в наяривании порнокаллажей и порнофикусь отпадет.


читать дальше

@темы: дрябблый дряббл, йуный аффтар, стеб, фикуськи скорпиошки

19:00 

Потуги йуного аффтара: Один раз не ******* или Скорпиоша пишет про секас

Люблю стеб!
Название: "Волшебный сон" (очередной дряблый дрябл, с вкраплениями Скорпиошкиных эротических мечтаний, ценителям литературы, людям с утонченным вкусом лучше не читать! Присутствуют гомоэротические намеки. Желающим приобщится к бреду йуного аффтора лучше приготовить тазики.)

Просыпаться оказалось неимоверно (прямо-таки неимоверно?) тяжело. Да, вчерашняя попойка, разумеется, давала о себе знать, но было еще что-то. То, что свинцом налило голову, буквально (а что не фигурально?) склеило веки (это был канцелярский клей, которым Владимир занюхивал водку), отдавало во рту противным (даже написать стыдно, это был вкус протиииивного) привкусом металла (упс, это были ролевые садо-мазы игры). Владимир Иванович Корф (а он, оказывается, успел открыть паспорт и прочитать свое имя-отчество!) усмехнулся про себя: уж не довелось ли и ему, как прежде покойному батюшке, отведать яду (если он разлепил глаза и пытается рассуждать, то пациент скорее жив, чем мертв), припасенного княгиней Долгорукой? (Нет, в отличие от папаши он выпил и выжил, правда, немного поголубел) Ну, или хотя бы сонного зелья? Ведь ему нынче снились странные сны. Грезилось отчего-то: он не один в спальной. Женщина, нелюбимая и даже нежеланная, (я угадала – голубое зелье, раз сны с приставаниями женщины Владимир считает странными) делила с ним постель, гадко ухмыляясь своим коварным планам. (Сбить с голубого пути нежного гэя!) А он всё силился разлепить глаза, взглянуть на нее – и не мог. Хотел разомкнуть губы, (пацанчику рот скотчем залепили!) позвать кого-то – и снова сил не хватало! (Помогите, помогите, меня женщины насилуют!) Теперь те сны стали похожи на кошмар, из которого невозможно выбраться. (Да, сны про секас с женщиной для голубца будут пострашнее фильмов про Фредди Крюгера и девочку Садако из японской канализации) Всё позади (нет, в данном случае, все было спереди, что-то лажаешься ты, Скорпиоша, было бы позади, Владимир вспоминал бы сон с наслаждением), он проснулся, живой и здоровый (по крайней мере, относительно), и уж точно один. Один ли?!
Слабо пошевелившись, Владимир пришел к выводу, что всё же рядом кто-то есть. (Истина где-то рядом, как гласит слоган фильма "Секретные материалы" ) Худенькая женская спинка (а где ручччки и ношшки?) прильнула к его боку, но саму женщину было невозможно разглядеть за одеялом. Пришлось покоситься в сторону зеркала и тут же недоверчиво выдохнуть:
- Анна?! (Зеркало сразу запотело)
Черт, да что ж это такое? В том сне был кто угодно (сны про групповуху), но не она, не хрупкая воспитанница его отца, без памяти любимая им с детских лет, не предмет постоянных придирок и насмешек, заноза в сердце, не роковая одалиска, навязанным ей танцем поставившая его на колени… Но сейчас, здесь, в этой кровати под темно-красным пологом (о, эротические мечты Скорпиошки - секс под пологом темно-красного цвета)… это ведь Анна! Значит, кошмар просто превратился в сладкий сон, и в этом сне можно всё…
- Анечка… - протяжно выдохнул барон (а теперь подумайте, как от него несет этим сонным зельем), притягивая (упс, хоть не натягивая) поближе спящую девушку. – Аня, ангел мой…
Мужские губы (один вопрос напрашивается, Владимир – гермафродит? Епрст, да лучше просто был бы п*дарасом!) нежно прильнули к изгибу шейки (вот это акробатика, я даже как-то забыла задать традиционный вопрос про ручки-ножжки-бритые ладошшшки), попутно коснувшись спутанных переплетенных волос, так и не расчесанных, видимо, перед сном. (Видимо, девушка была неряхой) Красавица сладко (сюсюсю) прошептала его имя и выгнулась (вы читаете триллер "в постели с Кабаевой" ), подставляя шейку (руччки-ношшшки) новым ласкам. (Ути-пусичная лексика и хроническое отсутствие секса у Скорпиошки начинают править балом, то есть фиком!) Владимир почувствовал, что окончательно теряет самообладание. От ее покорности, от сонной неги, от теплоты желанного тела темнело в глазах. Платье же открывало шелковистые плечи (Ого, так это была девушка с очень волосатыми плечами! Отметьте, за волосами на плечах она ухаживает, они выглядят шелковистыми, в отличие от нечесаных волос на голове. Страшно подумать про другие части тела!), поощряя, одобряя, умоляя барона быть еще более нескромным. Это же сон! Прекрасный сон, в котором можно всё.
Простонав сквозь стиснутые зубы имя любимой (А что так? Простонав, еще и сквозь зубы? Неужто геморрой открылся?), Владимир рывком развернул ее к себе, потянулся, было, к шнуровке корсета, но тут же рассудил, что это лишнее, и просто нетерпеливо потянул тонкую ткань (Скорпиоша, перед тем как разражаться оборотами из бабских романов для тех, кого годами живет без секса, представь процесс. Он не стал развязывать корсет, то есть не стал раздевать девушку, а решил просто задрать ей платье. Тогда зачем тянуть тонкую ткань? И вообще что это за тонкая ткань? Владимир так хотел женщину, что стал тянуть на себя простынку?) – всё произошло так быстро, не успел даже подмигнуть зеркалу вездесущий солнечный лучик (Оборотец оценили? И заметьте, у Владимира серьезные сексуальные проблемы, не успел из-под бабы вытащить простынку, а уже свершилась преждевременная эякуляция). Анна застонала в настойчивых мужских руках – и проснулась.
- Господи! – взвизгнула (истеричка), испуганно гладя на отпрянувшего от ее обнаженной груди мужчину (Так он ее все-таки раздел? Он же не стал развязывать корсет? Займись ты сексом, хоть раз в жизни, прошу тебя, твои фики читать невозможно, бред какой-то, нет ни логики, ни смысла! Почему мужик от голых сисек отпрянул? Понял, что голубое братство измены не простит?), залилась краскою (ою-ою, ною-вою) стыда и поспешила хоть чем-нибудь прикрыться. – Как вы можете? Как вы посмели?! Как вы…(Героиня-то особо блудливая тетка, к мужику в кровать легла, а после секса стала читать лекции о морали. Спрашивается, зачем она вообще залезла в кровать к мужику? Наверное, Библию на ночь хотела вместе почитать. Все, я поняла, секса-то не было, тетку не удовлетворили, сейчас она мужика сожрет!)
От негодования все слова разлетелись вдруг подобно стайке маленьких птичек, завидевших коршуна. (Тут озабоченные половозрелые мадамки должны начать миукать от умиления оригинальным филологическим оборотом!) Анна не могла сказать ничего, лишь беспомощно глотала ртом воздух. (Это она сперму доглатывала.) Владимир тоже ошарашено замер (ошарашено замер, это где так учат говорить, в фаллологическом университете? ), по-прежнему удерживая красавицу в своих руках. (Он же от нее отпрянул!) Он же осмелился заговорить первым:
- Но ты сама пришла ко мне! – а разочарование уже заныло в душе: это не сон, ничего не изменилось, он нелюбим, а теперь, возможно, и вовсе будет противен. Да, несомненно, будет! Иначе Аня не шмыгнула бы сейчас милым носиком (милый носик, а где же милые гуппки, милые ножжки, милые руччки?), расстроено шепча:
- Это всё Полина! Сказала, не может до вас достучаться, спросить, подавать ли завтрак. Я разволновалась, пошла прямо в спальную, а тут… - девушка прикусила язычок. Не слишком-то хотелось вспоминать наглую улыбку высокомерной горделивой полячки, устроившейся в постели хозяина дома. (Ты че, растистка, чем тебе поляки не угодили?) Ее слова до сих пор звучали в ушах: «Не слишком вежливо так врываться в чужую комнату, милочка. Вы же видите, барон спит. Он слишком устал нынешней ночью…» И как только Анне удалось тогда сдержаться, не запустить в эту негодницу (вот уж точно, стерва, нежного гея с пути истинного пришла сбивать!) тяжелым канделябром или хотя бы увесистой книгой? Выпроводить Ольгу оказалось непросто, но ситуация требовала разъяснения. Только барон никак не хотел просыпаться… Слуги уже вовсю сновали по дому туда-сюда, лакеи тушили светильники, горничные накрывали на стол, Варя грохотала на кухне тяжелой утварью (включила перфоратор и газонокосилку, удивительно, что в дворянском доме такая слышимость, то, что творится на кухне прекрасно слышно в барской опочивальне) – и лишь Владимир не открывал глаза, хотя бывшая крепостная со слезами на глазах пыталась разбудить его снова и снова (бывшая крепостная совсем идиотка? Мужик спит, она пришла его будить, зачем, спрашивается?). Тогда-то она и решила прилечь рядом. Вернее, думала, что несколько мгновений отдохнет, прижавшись к нему, вслушиваясь в почти незаметное дыхание, а затем уйдет и велит Грише съездить за доктором. (Вот как это называется, я мимо шла, полежать зашла, ой, отчего растет живот, разве кто-то в нем живет, если это не глисты, значит, это сделал ты!) Ведь просто не может сон человеческий быть настолько крепок! (Что-то бывшая крепостная очень тупая особа в этом фике.) Пусть Илья Петрович приедет… И обязательно поможет, что бы ни произошло с вредным, неверным бароном.
Это было неплохой мыслью (это не мысль, это мозговая отрыжка), но разве Анна хоть когда-то могла представить, как сладко лежать в ЕГО (не злоупотребляй капсом не по теме в своих онанистических фиках) объятьях, как истома норовит смежить веки, а в голову лезут картины, одна запретнее другой? (В такую голову может влезть только полкомикса) Как она удосужилась заснуть? (Скорпивоша, ты пихаешь в фик все непонятные высокопарные слова?) Не иначе, дала о себе знать бессонная вчерашняя ночь. И это пробуждение от пылких мужских ласк (Девка-то была целка и дурында, где там ласки-то? На полпути мужик кончил, один раз шейку послюнявил и все) – она же будет до конца жизни сгорать со стыда, вспоминая его. (Да первый секс, первый раз и такой позорный) А еще потому, что будет желать просыпаться так каждое утро… (Никому не пожалела бы такого убогого секса, даже тебе, Скорпиоша)
- Отпустите меня, Владимир Иванович. – Прелестница (тогда уж шалавница, Скорпиоша, ты хоть определись, кто у тебя главная героиня: приличная девушка или раскладушка-поблядушка) приняла независимый вид (я независимая женщина, я должна бороться за свои права, и вообще, мне уже асфальт укладывать пора!), точно не она лежала сейчас в разорванном смятом платье (когда платье успело разорваться? Скорпиоша, ты совсем завралась) в постели мужчины, чья дурная слава всегда бежит впереди его самого. – На дворе уже давно день, и я должна… (Да, ты по жизни должна)
В этот миг Владимир будто очнулся ото сна. Вернее, проснулся по-настоящему. (В натуре и без базара) Улыбнувшись едва ли заметно, уголками губ, он медленно покачал головой.
- Подождите, Анна… (Сейчас будет акт номер два)
Отчего-то подумалось вдруг: он не помнит, чтобы раздевался, и все-таки лежит тут совсем без одежды. А на Ане это дурацкое платье, от которого всё сильнее хочется избавиться! (Владимир пришел в себя, вспомнил, что он – голубой, а все геи раздражаются, когда женщины носят некрасивую одежду) И она шептала – пусть даже и во сне – но его имя!
- Подожди… - повторил он тихо, - ты волновалась за меня. (Волновалась? Кажется, девочка вообще ни за что не волновалась) Я… хочу поблагодарить… (Лучше деньгами)

Последовавший за этим поцелуй едва ли можно было назвать просто благодарным… (Какой неблагодарный поцелуй, пратииивный!)

Гхе-гхе, вот это дряблый дрябл! О чем он? О том, что телочка влезла в чужую постель, но хороший секс ей обломился. Надо знать, к кому в кровать прыгать. Фик было очень трудно читать и понимать из-за отсутствия логики. При чем тут поляки и Полина, еще бы Чипполино приплела "я цыбуля, я Чипполо, вырос я в Италии", групповой секас, что ли? Слюнявые эпитеты и пафосные выражения только ухудшают ситуацию. Про секс Скорпиоша пишет так скомкано и сумбурно, словно боится писать на данную тему. И то верно, сколько можно обслюнивать эту тему, пора уже идти на практику, а то время идет, жизнь проходит, а ничего, кроме фиков "она открыла милый ротик и он сунул туда свой милый членик" в жизни не происходит.
И после таких убогих фиков Скорпиоша вякает, кто пишет по канону, а кто канон не соблюдает. Вот яркий пример макания канона в грязь. Герои фика – дегенераты, что вряд ли совпадает с каноном сериала. Как так, Скорпиоша, ты ведь так ратуешь за чистоту канона? За слова-то отвечать придется. Бесплатный совет Скорпиоше: начни читать книги. Не зоофилические потуги неудоволетворенки Рондульки, а книги. Начни с русской классики, потом почитай зарубежную классику. Для общего развития и для понимания, что такое литература, а потмо уже и советы давай, как фанфики писать.

@темы: фикуськи скорпиошки, стеб, йуный аффтар, жестокая порна, дрябблый дряббл, Бедная Настя

21:47 

Люблю стеб!
Всем привет! С вами снова я, Бака Барабака. Кто это так мой дневничек изговнил, что за веселенькие расцветочки, танцующие люди? Куда делся мой простенький фон, не отвлекающий посетителей от чтения и созерцания "шедевров" на букву х? Вот что значит забросить свое скромное сообщество. Можете меня поздравить, я закрыла сессию - три четверки, две пятерки. Можно было и лучше, но я - человек скромный, меня и такие результаты устраивают.
Зашла в дневник Скорпиошки, смотрю, научилась общаться в закрытых записях, молодец! Все-таки мой дневник сделал хорошее дело. Только зачем Скорпиоша подняла стародавний дряббл про творческий процесс, неужели так соскучилась по моим пинкам? Ничего нового из дрябблов придумать не может, а Бакиного внимания хочется. Хорошо, Скорпиоша, специально для тебя повторюсь и выложу отрывок из фика Томионы Грейнджер Творческий процесс-2.
читать дальше

@темы: дрябблый дряббл, йуный аффтар, стеб, фикуськи скорпиошки

12:14 

Потуги йуного аффтара: жалкая попытка стеба.

Люблю стеб!
Скорпиошка не только знаменита своими флаффными фикуськами и обиженными визгами, иногда она пытается выстебать своих "врагов". Нашла в ее дневнике и долго смеялась. Как же нашу девочку обидели, что она разродилась дряблым йумором. Не подскажите ли Баке Барабаке о ком идет речь? Кто эти люди, которые достали Скорпиошку и о которых она пишет?

«Творческий процесс»
Автор: Скорпион
Рейтинг: G-R, в зависимости от момента
Пейринг: ВА
Количество слов: 980 (раскормленная попытка драббла)

***
- Владимир, но Вы представляете, что с нами дальше будет?!
Дальше… Важно ли грядущее? Ведь для него гораздо важнее то, что происходит сейчас…
Огонь в очаге потрескивал так уютно и по-домашнему, что всё плохое враз забывалось, уступая место приятному теплу. И уж тепло это начинало заполнять эту комнату, отзываться в щемящем от нежности сердце, окутывать тело. В пору бы отбросить прочь невзгоды, отдаваясь неожиданно сладкому этому теплу, но, увы, неразрешенной оставалась главная проблема.
Барон Корф строго свел брови и покачал головой на робкое замечание красавицы, замершей рядом:
- Представляю. Я один отвечу за всё, Анна.
- Но я Вас не оставлю! – упрямо мотнув хорошенькой головкой, девушка осмелилась подойти ближе. – От Калиновской… одни неприятности! Когда же она уедет?..
Молодой человек вздохнул:
- Надеюсь, что скоро. Я только об этом и думаю.
- Да, я вижу, что вы думаете только об Ольге… Ни о ком другом, даже о себе! Уж обо мне… - грустные глазки потупились, скрывая разочарование и досаду, - я вообще не говорю…
Владимир улыбнулся и легко притянул к себе возлюбленную, ласково поглаживая точеное плечико:
- Дай Бог… скоро всё изменится…
Губы потянулись несмелым прикосновением к шелку белокурых девичьих волос, но вдруг умиротворенную тишину резанул визгливый крик:
-Неееееет!!!!!!
Молодые люди отпрянули друг от друга. Смущенная Анна, скорее всего, вовсе отбежала бы к печке, только уверенные мужские руки удержали почти выскользнувшую прелестницу.
Источником крика оказалась молоденькая особа весьма странной наружности. Тёмные волосы убраны в неаккуратный хвост, вместо приличествующих барышне домашнего платья и туфелек – даже не мужской костюм, а нечто наподобие того, что носят пастухи летом, короткая рубашонка, портки да лапти.
- Нет! Нет! Нет!!! – особа затопала ногами на манер капризного ребенка. – всё должно быть не так! Совсем не так!
Широким шагом выйдя к столу, девица скрестила на груди тонкие ручки.
- Какие объятья? Какие нежности?! Да у вас Третье Отделение за спиной! Ты! – она бесцеремонно ткнула пальцем в барона. – Хватаешь её, - указательный палец второй руки больно ткнулся в плечо Анне, - и бросаешь сюда!
Нежданная гостья указала на стол и расплылась в блаженной улыбке.
- Ах… Ты срываешь с нее одежду, расстегиваешь молнию на брюках, - бросив быстрый взгляд на длинный сюртук Корфа, она недоуменно поджала губы, - ну… или чего у тебя там. И… любишь её…
- Сударыня, что Вы себе позволяете?! – негодующе напустился на непонятную особу Владимир, но она, казалось, ничего и никого не замечала вокруг, пребывая в блаженной эйфории от картинок, которые уже успела себе представить. Он перевел взгляд на Анну. Лицо той, пунцовое от стыда, буквально горело, пришлось протянуть ладонь, едва прикасаясь, провести по бархатистой щечке:
- Не стоит слушать всякие глупости, тем более что…
- Глупости?! – бестактная особа снова оживилась. – Глупости – держаться за ручки, когда можно прям тут на кухне раскрутить Анечку на клёвую ЭнЦу!
Она захлопала в ладоши, подпрыгивая на месте
- Да! ДАААААААААА!!!!!!!! ЭнЦу!!!! Возьми её! Войди в её невинную плоть своим огромным горячим жезлом!
Анна тихо вскрикнула, зажимая рот. Румянец на щеках сменился болезненной бледностью. Владимир и слова не успел возразить на непристойные замечания, когда народу в кухне прибавилось.
- К черту ЭнЦу! К черту ВовАнну! – девушка постарше уже сидела на лавке у печи, грациозно закинув ногу за ногу. Кожаные сапоги чем-то напоминали гусарские, и лишь высоченный каблук выдавал в них дамскую обувь. Новая гостья брезгливо поморщилась. – Боже, КАК у вас скуШнА!
Намеренно произнося слова несколько неправильно, она с ленцой потянулась к небольшому ридикюлю, стоящему, наверняка, целое состояние.
- Дурак ты, Вовчик. Носишься со своей ненаглядной Аннушкой, когад в доме такая роскошная женщина вынуждена прятаться под личиной немой крепостной служанки. Вот уж кто будет достойной баронессой Корф, а не эта…
Девица брезгливо фыркнула, не скрывая презрения, Анна дернулась в желании убраться подальше и от странных гостей, и от самого барона, только он удержал ее подле себя:
- Постой, Аня!.. – хотел поставить на место эту высокомерную барышню, тоже невесть как появившуюся в его поместье, и снова не успел.
- Какая, на х… Ольга?! – еще одна девица появилась буквально из ниоткуда, материализовалась из облака черного дыма, пыхнувшего от печки. – Нет, я Олюшку, конечно, люблю горячо, но зачем она нужна?! Есть же Миша! ВМ рулёёёёз!!!!!
- ВМ?! – оживилась вторая, – ВовМиша?! Какая прелесть!!! Уже хочу это прочесть. А уж в твоем исполнении…
Вторая и третья обменялись многозначительными взглядами, полными нежности и взаимопонимания. Первая капризно надула губки:
- Слэш – ацтой. Нихачю! – она опять затопала ногами и даже забарабанила кулачками по столешнице. – Хочу ВовАнну!!! Хочу на столе! Хочу ласки до утра во всех интимных подробностях.
- Хочешь ВовАнну?
Еще одна девица, круглощекая, чем-то напоминающая Варю в юности, гаденько усмехнулась, опираясь плечом на дверной косяк.
- Будет тебе ВовАнна. Счас ОН, - эта небрежно кивнула в сторону барона, не удостоив его и взглядом, - затащит Аньку в кладовку и там хорошенько отделает. Она будет кричать, отбиваться, молить его о пощаде, но насильник будет неумолим! Он будет унижать ее снова, и снова, а когда надоест… - девица скабрезно ухмыльнулась, - выбросит из дома или в Архангельск продаст. И женится на Лизе.
Все присутствующие ахнули – кто удивленно, кто рассерженно.
- Или на княжне Натали.
Снова дружный вздох, на сей раз Вторая отреагировала куда спокойнее.
- Или на Полине.
- Я счас сблюю! – скривилась Третья.
- Или станет заниматься мужеложеством с Репниным, Цесаревицем и даже самим Бенкендорфом!
- Эй, не гони, а то теперь сблюю я! – отозвалась Первая. – И вообще, валила б ты отсюдО, во саду ли, в огороде огурцы-помидоры выращивать.
- Да пошла ты! Не указывай старшим, как писать!
- Чё, давно косы никто не трепал? Так я могу.
- Да не встревай, мелкая!
- ААААААААА!!!! Убивают!!!!
Всё смешалось в кухне Корфов, и уже не представлялось возможным разобрать, что истошно вопит Первая, над чем потешается Вторая, куда велит идти Третья и какими карами угрожает Четвертая. Вцепившись друг дружке в волосы, юные особы мило выясняли отношения, решая судьбу романтичного сочинительства. И среди этого балагана никто не заметил, как молодой барон и его бывшая крепостная, взявшись за руки, тихонько выскользнули за дверь, заперли ее и уже там, наедине, забылись в нежном поцелуе.

Конец

@темы: Бедная Настя, дрябблый дряббл, йуный аффтар, маразм, стеб, фикуськи скорпиошки

13:40 

Потуги йуного аффтара: Дрябблый дряббл

Люблю стеб!
Представляю вашему вниманию креатифф йуного аффтара Скорпиона!

И снова драббл....(Дряблые дрябблы)

«Первый вальс»
Автор: Скорпион
Рейтнг: PG
Герои/пейринг: ВА (ой, вава, вава у аффтара случилась!)

Руки сжимают тонкую талию. Маленькие ладошки порхают по мужским плечам. (Салон тайского массажа “Дикая Орхидея” приглашает насладиться утонченными ласками Востока!) Музыка звучит в душе, и невообразимо, непонятно, волшебно, словно по чьему-то таинственному могущественному велению (какой пафос-то!), ею наполняется весь мир вокруг.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три…
Они никогда не танцевали прежде. Так уж получалось, хотя молодой барон мечтал прижать к себе хрупкую прелестницу, принадлежащую ему, в быстром танце. Так уж получалось, хотя юная воспитанница Ивана Ивановича Корфа часто видела во сне, как кружит среди ярких, роскошно одетых пар, и руки всегдашнего мучителя бережно поддерживают ее. Так уж получилось: даже во время нынешнего торжества не удалось в полной мере насладиться дивной прелестью танца, разделенного с любимым человеком, и лишь теперь они могли, наконец, наверстать всё упущенное. (Танец, разделенный с любимым человеком звучит прямо-таки, как ужин, разделенный с врагом. Как танец можно разделить?) Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три…
Она порхает, едва касаясь пола. Длинный шелковый подол то и дело цепляется за что-то, но соскальзывает, и клубится облаком, и взлетает, то и дело обнажая стройные ножки. (Они рок-н-ролл в бараке танцуют, за что в бальном зале то и дело может цепляться платье? За пьяных гостей на полу? Читатели, вы видели, КАК танцуют вальс? Платья там облаком не клубятся и не задираются так, чтобы обнажить ноги и показать их во всю стройность. Скорпиошка не знает, о чем пишет.) Шнуровка корсета уже распущена… И когда только успел? Бесстыдник… (Гад какой! При всех гостях начал девочку лапать. И еще бароном называется!) Нежные щечки заливает стыдливый румянец, а прижаться к его груди хочется ещё сильнее!
«Ни в чем себе не отказывай…» (Особенно если ты йуный аффтар, а перед тобой клава)
Почти неслышно, на ушко, он шепнул ей о своей любви, когда вошли сюда, оставив позади шумную толпу гостей, а она, враз забыв о счастье, радости, тишине и долгожданном покое наедине с любимым, вдруг побледнела и задрожала. Ни в чем… Не отказывать… Она думала, всё будет по-другому. Она думала, он нынче не станет сдерживаться и робеть. Она могла лишь думать о том, что должно произойти между ними. Она не знала, что и думать! (Она так думала, что не знала, о чем и думать!) Сейчас же мысли будто разлетелись – испуганные глупышки. (Глупышки не мысли, а автор фика.) Остался только вальс. Музыка, звучащая внутри. Остались руки – властные и нежные мужские руки. Они с одинаковой уверенностью ведут ее в танце, подхватывают, подбрасывают легко, (это в вальсе-то подбрасывают? В спортивном рок-н-ролле подбрасывают, но не в вальсе) как пушинку, поддерживают, и тут же осторожно спускают еще ниже сорочку с ее плеч – ещё и ещё ниже – обнажая трепещущие грудки (грудка куриная сто сорок рублей за килограмм), ещё ниже – чуть задерживаясь на талии, ещё ниже - и вынимают ее (талию? Расчлененкой попахивает, танец с Чикатило, триллер!) из отхлынувшей вниз волны белоснежной шелковой сорочки…(Что-что? Сам-то автор понял, что сказал и что курил? Сорочка отхлынулась волною…)
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три…
- Владимир…
Даже через плотно зажмуренные веки видно, как горят в темноте его глаза, (жестокий вампирский романс, его глаза горят в темноте, а Анночка-Панночка видит даже с закрытыми глазами.) и пальцы ноют (воспользуйся мазью от ревматизма), дрожат (пей меньше), тянутся расстегнуть китель его парадного мундира, затем рубашку, ладони предвкушают возможность провести прохладной гладкостью (прохладная гладкость – это сильно сказано,) своею по обнаженной мужской груди (а грудь-то тоже гладкая или волосатая?), глаза так хотят, мечтают взглянуть на него – и только стыд от собственной наготы и неопытности сковывает движения, плотно смыкает ресницы. (Так она уже голая, а почему процесс раздевания пропущен?)
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три…
Они уже не танцуют. Просто стоят посреди спальной, сжимая друг друга в объятьях. И ночь вступает в свои права – их первая ночь наедине, вместе! Но этот вальс, невинный и чистый, как ее улыбка, страстный и волнующий, как его ласки, – этот вальс останется в памяти на всю жизнь… (Да уж. Невинный вальс закончился залётом.)

Йуный аффтар Скорпион даже не додумалась посмотреть, как танцуют вальс, послушать вальсы. Сразу видно – никакого представлении о танце: выкинул, вытряхнул, платье задралось и облаком взвилось. Эти йуные аффтары даже не стараются узнать, о чем пишут! А уж это обилие мусипусечных оборотов, сдобренных пафосом, эх, так обычно в магазине майонезом заливают не очень вкусные или старые салаты, чтобы покупатель не чувствовал тухлого вкуса. Описания в фике, как у шестнадцатилетних девочек с беона, что поделать, если у автора умственное развитие остановилось на этом уровне. “Трепещущие грудки” – я еще могу представить, как может трепетать пышная грудь, как у Маши Малиновской или Анны Семенович. У Анны Платоновой грудь маленькая, там и трепетать нечему! Кто-нибудь, опишите, как грудь может трепетать? Может быть, наш йуный аффтар Скорпион хотела написать – трепыхаться? Как грудь может трепыхаться? Так же как и трепетать? А “прохладная гладкость” – из рекламы средства после бритья? Знаете, Скорпион, если вы ладошки бреете, это не значит, что все девушки бреют ладошки. Но что вы такое делаете руками, что у вас на ладонях волосы растут? Фики пишете?
Слова, которыми пользуется йуных аффтар, типичные для гламурных беоновский девочек - ушшшки, груттки, ношшшки, ладошшшки. Все такое сюсюкающее, сьюшное, розовое и со стразиками…ах, ношшшшки! Ах, ладошшшшки! Ах, фикуська Скорпиошшшки!

Вердикт: Йуный аффтар до трех считать умеет. Осталось научиться писать фанфики.

@темы: йуный аффтар, дряблый дряббл, дрябблый дряббл, Бедная Настя, стеб, фикуськи скорпиошки

Бедная Настя. Фанфики Анна и Владимир. "Творчество" йуных аффтаров

главная